Библия и отцы Церкви о происхождении мира

Валентин ВЕЛЧЕВ

Учение о Сотворении мира стоит в начале Библии и имеет исключительно важное и существенное значение, так как оно органически связано с остальными основополагающими догматами Церкви. Как правильно отмечает ряд богословов: ”Попробуйте поменять учение о Сотворении любым образом, и Вы поменяете также и все остальные аспекты христианской веры”.

К сожалению, у Православной Церкви всë ëще нет соборного решения по этому вопросу, что дает возможность существования разных интерпретаций, причем некоторые из них склоняются к ереси. Например, ряд наших богословов, стараясь идти в ногу с наукой (в чем нет ничего плохого), восприняло точку зрения т. наз. ”теистической эволюции” [1]. Католическая Церковь, возможно ведомая историческим комплексом вины по отношению к науке, уже давно пытается интегрировать эволюционную гипотезу в свою догматику.

Вкратце намечу только некоторые из подводных камней, которыми чреват подобный подход:

1) В самом деле, при толковании Священного Писания мы должны считаться с научными тезисами, но только в том случае, если они доказаны. Например, у христианской экзегетики нет никаких проблем с теорией относительности, квантовой механикой, клеточной теорией и т.п. Эволюция Дарвина, однако, на самом деле является все еще неподтвержденной гипотезой, поэтому мы вовсе не обязаны согласовывать православную догматику с ней. Если завтра в результате какого-то драматического открытия весы склонятся к т. наз. теории ”Стационарной вселенной”, то надо ли будет заявить, что рассказ в начале Книги Бытия подтверждает, что галактики и живые существа существуют вечно наравне с Богом? [2]

2) Обратим внимание на тот факт, что если мы припишем (почти) полностью фигуральное и метафорическое значение библейскому тексту, как поступают сторонники теистической эволюции, то его можно будет толковать совершенно произвольно, в любом смысле и значении. Но при использовании подобного подхода языческие сказания, мифы и легенды также без проблем могут быть приспособлены к любой научной модели. Приходится напомнить и то, что последователи эзотерики, астрологии, оккультизма, теософии, гностицизма, масонства, метафизических культов и т.д. весьма успешно применяют аллегорическое толкование Библии в поддержку своих учений.

С другой стороны, мы не можем принять безоговорочно также положения протестантского ”научного креационизма“, по мере того, что они входят в противоречие с наукой, полагая, что дни в начале Книги Бытия следует принимать буквально как 24-часовые сутки, и не допуская возможность эмпирической проверки.

Какие выводы (разумеется, личные) мы могли бы сделать, основываясь на Библии и толкованиях святых отцов?

А) Библия

1. Достоверность Священного Писания

В своих поучениях Иисус Христос говорит апостолам, что древние тексты отражают совсем конкретные истории: об Адаме и Еве в раю (Мф. 19:3-6; Мк. 10:3-9), об Авеле – первом убитом пророке (Лк. 11:50-51), Ное и Потопе (Мф. 24:38-39), Моисее и медном змие (Ин. 3:14), манне в пустыне (Ин. 6:32-33, 49), Лоте и его жене (Лк. 17:28-32), суде над Содомом и Гоморрой (Мф. 10:15), чудесах Илии (Лк. 4:25-27), Ионе и рыбе (Мф. 12:40-41) и пр. Господь использует эти рассказы, чтобы уверить их, что Его смерть, Воскресение и Второе пришествие произойдут точно так же в реальности времени и пространства. По этой причине мы должны принять, что и события, связанные с Творением мира, не переданы аллегорически (и/или мифологически), а действительно совершились согласно описанной в шести творческих днях последовательности [3].

Новозаветные книги, написанные по вдохновению Св. Духа, также признают подлинность драмы, разыгравшейся в Эдемском саду. Св. ап. Лука и ап. Иуда ставят Адама во главе человеческого родословия:

”Еносов, Сифов, Адамов, Божий…” (Лк. 3: 38)

”О них пророчествовал и Енох, седьмой от Адама …” (Иуд. 1:14)

Св. ап. Павел категорически подчеркивает буквальную достоверность истории и на ее основе развивает основные христианские учения.

О провинении Адама и последовавшем смертном наказании всего человечества, а также об искуплении и вечной жизни в Христе:

”Однако же смерть царствовала от Адама до Моисея и над несогрешившими подобно преступлению Адама, который есть образ будущего” (Рим. 5:14).

”Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут… Так и написано: первый человек Адам стал душею живущею; а последний Адам есть дух животворящий” (1 Кор. 15:22, 45).

О вкушении Евой запретного плода:

”Но боюсь, чтобы, как змий хитростью своею прельстил Еву, так и ваши умы не повредились, уклонившись от простоты во Христе” (2 Кор. 11:3).

Ап. Иоанн называет диавола “древним змием”, проводя параллель с тем, что случилось с нашей праматерью:

“И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную” (Откр. 12: 9)

В Ветхом Завете также есть три цитаты, подтверждающие достоверность повествования в начале Книги Бытия:

”Адам, Сиф, Енос…” (1 Пар. 1:1).

”Если бы я скрывал проступки мои, как человек (Адам), утаивая в груди моей пороки мои…” (Иов 31:33).

В третьем случае пророк передает слова Самого Бога:

”Они же, подобно Адаму, нарушили завет и тем изменили Мне” (Ос. 6: 7).

2. Как было совершено Сотворение мира?

В начале Книги Бытия творческая деятельность Бога представлена в двух направлениях: 1) Творение (из ничего) материального пространственно-временного континуума. 2) Структурирование Земли (и звездных систем в космосе) и создание растений, животных и человека. Священное Писание раскрывает нам, что по Божьей воле образовалась и структурировалась Вселенная: ”Словом Господа сотворены небеса… ибо Он сказал, – и сделалось; Он повелел, – и явилось” (Пс. 32:6,9).

Но как понимать слова: ”И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя [по роду и по подобию ее, и] дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так. И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею, по тверди небесной. [И стало так.] И сказал Бог: да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так” (Быт. 1: 11, 20, 24), “…и создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни” (Быт. 2:7)? Теория абиогенеза уже давно отвергнута, и поэтому мы не можем допустить никакой версии, согласно которой Бог предоставил мертвой материи способность порождать живые организмы [4]. Или, может быть, Творец сделал фигуры из глины (а модели водяных существ из воды), в которые вдохнул жизнь? Однако такое представление ошибочно, так как процентное содержание химических элементов, из которых состоят растения, животные и люди, не совпадает с процентным содержанием элементов, входящих в состав почвы и воды [5]. Это указывает на то, что по велению Бога только атомы необходимых элементов выделились из материи и расположились в молекулах неорганических и органических веществ, создавая одновременно сложные биологические структуры различных организмов [6].

3. Сколько времени прошло с момента Сотворения?

Библия не указывает нам продолжительность творческих дней. Ученые считают, что Вселенная имеет возраст примерно 13,82 млрд. лет, а Земля – около 4,15 млрд. лет. Но радиометрическое датирование не может надежно конкретизировать возраст нашей планеты. При определении модели Творения возможно, что на Земле необходимые временные интервалы были короче, чем при организации космоса [7]. По этой причине нужно признать, что вопрос о возрасте тварного мира все еще остается открытым и, как нам был дан совет через пророков, для получения ответа нам нужно подождать, пока не “умножится ведение” (Дан. 12: 4).

Б) Святые отцы

Чтобы отразить мнение отцов Церкви, сошлемся на фундаментальный труд о. Серафима (Роуза) ”Бытие: Сотворение мира и первые ветхозаветные люди”, в котором он пространно, объективно и и глубоко изучает взгляды наиболее значительных христианских авторов на происхождение вселенной. По его собственным словам, он использовал “комментарии на книгу Бытия св. Иоанна Златоуста и преп. Ефрема Сирина, толкования шести дней Творения св. Василия Великого и св. Амвросия Медиоланского, катехизические работы св. Кирилла Иерусалимского, св. Григория Нисского, преп. Иоанна Дамаскина, беседы об Адаме и первозданном мире преп. Симеона Нового Богослова и св. Григория Синайского, богословские труды преп. Макария Великого, св. Григория Богослова, преп. Исаака Сирина, преп. аввы Дорофея, св. Григория Паламы, блаж. Августина и других отцов, а также некоторые песнопения Божественных служб Православной Церкви” [8].

Производит впечатление, что во взгляде на мир святых отцов отсутствуют две крайности, которые наблюдаются сегодня – протестантсткого научного креационизма, с одной стороны, и теистическо-эволюционной модели, воспринятой напоследок Римско-католической церковью, с другой. Напомним, что согласно первому из них рассказ о Творении в начальных главах Книги Бытия нужно понимать буквально: творческие дни – это земные 24-часовые сутки, а согласно второй – Моисей аллегорически описывает долгий эволюционный процесс, продолжавшийся миллиарды лет.

О. Серафим выражает солидарность со святыми отцами: ”Вы можете найти несогласие в некоторых малых интерпретациях, в некоторых незначительных пунктах, но по важным вопросам вы видите, что различным образом все они говорили, что полностью согласны в том, как нужно толковать Библию”. Перечислим некоторые основные принципы их гомогенной позиции по отношению к Творению:

1. По отношению к Библии учители Церкви придерживались слов св. ап. Павла: ”Все Писание богодухновенно…” (2 Тим. 3:16). По их мнению, и речи не может быть о том, что Моисей якобы написал начало Книги Бытия после того как ознакомился с другими, более ранними рассказами о Творении – египетскими, халдейскими и пр., поскольку они несопоставимы. Также он не мог просто собрать и упростить устные сказания и письменные источники, дошедшие до его времени (так, как передавались, например, деяния и хронология исторических патриархов и царей), поскольку никто не был свидетелем сотворения Вселенной и живой природы. Поэтому святые отцы и церковное предание заявляют категорически, что Моисей получил сверхъестественное познание, открывающееся при прямом контакте с Богом!

Свт. Амвросий пишет:

”Моисей говорит с Богом Вышним не в видении и не во сне, но из уст в уста (Числ. 12, 6-8). Явно и очевидно, что не через образы и загадки ему был дан дар Божественного присутствия… Потому что, если он принял от Бога то, что было сказано об освобождении людей (от фараона), то насколько больше нужно было принять то, что Он скажет о небесах? Поэтому ”не в убедительных словах человеческой мудрости”, не в философских софизмах, “но в явлении духа и силы” (1 Кор. 2; 4), он дерзнул сказать, как если бы был свидетелем Божественного дела: ”В начале сотворил Бог небо и землю” (Быт. 1:1)” (Hexaemeron 1:2, стр. 6-7).

Св. Василий отметил в самом начале своего “Шестоднева”:

”Тот (Моисей), который наравне с ангелами удостоился лицезрения Бога, повествует нам нечто из того, что слышал от Бога” (Шестоднев І:І, стр. 4).

Св. Иоанн Златоуст в своих ”Беседах на книгу Бытия” объясняет, что св. Иоанн Богослов был пророк будущего, а Моисей – пророк прошлого. Далее святитель продолжает:

”Об этом он (Моисей) начал говорить так: ”В начале сотворил Бог небо и землю”, как будто провозглашая всем нам громогласно: ”Говорю вам это, не наученный людьми; Тот, Кто призвал эти (небо и землю) из небытия в бытие, Он сподвиг и мой язык к повествованию о них”. Итак, прошу вас, давайте внимать этим словам так, как будто слушаем не Моисея, но Самого Господа Вселенной, говорящего устами Моисея, и простимся надолго с собственными рассуждениями” (ІІ, 2, стр. 9).

2. Святые отцы выбрали реалистический подход при толковании рассказа о Сотворении. С одной стороны, они считали, что речь идет о действительной истории, а с другой – что в этой истории есть места, которые следует интерпретировать не буквально, а символически.

Преп. Макарий Великий Египетский, святой с возвышенной мистической духовной жизнью, которого вряд ли можно заподозрить в слишком буквальных воззрениях на Писание, говорит о Быт. 3:24:

”А что рай был закрыт и Херувиму было приказано огненным мечом препятствовать входу человека в него – верим, что это так точно и было, как написано; вместе с тем верим, что это таинственно совершается и в каждой душе” (”Семь слов”, ІV; 5).

Св. Василий Великий говорит в ”Шестодневе”:

”Некоторые понимают написанное не в общеупотребительном смысле, называют воду не водой, а каким-то другим веществом, и растение – не растением, и рыбе придают смысл по своему усмотрению… Я же, когда слышу о траве, понимаю траву и то же относится и к растению, рыбе, зверю и скоту – все, как названо, за то его и принимаю. “Не стыжусь благовествования” (Рим.1:16). (Некоторые) по своему пониманию замыслили придать важность Писанию ложными аргументами и аллегорическими толкованиями. Но это значит, что ты делаешь себя более премудрым, чем словеса Духа и под видом толкования вводишь свои собственные мысли. Вот почему, как написано, так и будем понимать” (“Шестоднев” ІХ; І; Творения, Сергиев Посад, 1900, стр. 85).

Преп. Ефрем Сирин говорит то же в своем ”Толковании на Книгу Бытия”:

”Никто не должен думать, что шестидневное творение есть иносказание; также непозволительно говорить, что в этом описании представлены лишь наименования, которые ничего не означают или означают что-то совсем другое. Напротив, нужно знать, что как небо и земля (а под наименованиями “небо” и “земля” не понимается ничего другого), так и сказанное обо всем остальном, что оно сотворено и приведено в устройство после сотворения неба и земли, заключает в себе не пустые наименования, но силе этих наименований соответствует сама сущность сотворенных естеств” (“Толкование на первую книгу, т.е. на Книгу Бытия”, гл. 1, Творения, ч. 6, Сергиев Посад, 1901, стр. 211-212).

Св. Иоанн Златоуст пишет о реках рая:

”Может быть, любящие говорить по своему рассуждению и здесь не допускают ни того, что реки – это действительно реки, ни того, что воды – это именно воды, но внушают тем, кто решил их слушать, что под именами “реки” и “воды” заключается что-то другое. Но, прошу вас, не надо обращать внимание на этих людей, закроем для них наш слух и будем верить божественному Писанию и, следуя тому, что в нем сказано, постараемся хранить в своей душе здравые догматы” (”Беседы на Книгу Бытия”, ХІІІ; 4, Творения, ч. 4, стр. 107).

Немного перефразируем о. Серафима: “Существуют, конечно, в Писании, как и во всякой другой литературе, очевидные метафоры, которые никакой здравомыслящий человек не воспримет “буквально”. Например, в псалмах сказано: ”Солнце знает свой запад” (Пс. 103: 19). При всем своем уважении к тексту, мы не должны верить, что солнце имеет сознание и буквально “знает”, когда ему нужно зайти; это просто обычный прием поэтического языка, который не должен ни у кого вызывать смущения.

Святые отцы специально обращают наше внимание на то, что не надо воспринимать буквально и антропоморфно выражения, использованные по отношению к Богу, как будто Он – человек, который ходит, говорит, гневается и т.д. Что значит Бог “сказал”? – произвел ли Он звук, который заполнил атмосферу (не говоря уже о том, что в космическом пространстве она даже не существует)? Все такие выражения мы должны понимать “боголепным” образом, т.е. основанным на нашем, почерпнутым из православного учения, знании, что Бог чисто духовен, не имеет физических органов и что Его действия описаны в Писании такими, какими его видим мы. Отцы очень осторожны с текстами Книги Бытия в этом отношении. Так, св. Иоанн Златоуст учит:

”Когда слышишь ”И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке” (Бит. 2: 8), то слово ”насадил” понимай о Боге благоприлично, то есть, что Он повелел; а что касается следующих слов, верь, что рай именно был сотворен и то на том самом месте, которое обозначено в Писании” (”Беседы на Книгу Бытия”, ХІІІ, 3, стр. 106).

Как мы, однако, отметили, только определенные места из текста Книги Бытия нужно воспринимать таким образом. Св. Иоанн Дамаскин с определенностью утверждает, что аллегорическое толкование Рая является частью ранней ереси и не принадлежит Церкви.

3. Святые отцы обращают внимание на одно исключительно важное обстоятельство – в начале Творения была создана не только природа, но и законы, по которым она управляется. Св. Василий учит, что для вод не было естественной необходимости стекать вниз, это закон нашего мира, но пока не было Божьих заповедей, не было и никаких законов:

”Но, может быть кто-то кроме того спросит нас о следующем. Почему принадлежащее воде по природе, то есть силу стремиться по наклону вниз, Писание приписывает заповеди Создателя?… Если таково свойство воды, то не нужно ей давать заповедь собираться в “в собрание одно”… На (этот вопрос) мы отвечаем, что тебе стали известны движения воды после заповеди Владыки. Сейчас вода разливается всюду, стремится к наклонным и углубленным местам, но какую силу она имела ранее, перед тем как в силу заповеди приобрела такое стремление к движению, ты не знаешь и не можешь услышать ни от какого очевидца. Рассуди, что Божие слово творит само естество, и заповедь, данная тогда творению, определила порядок сотворенному и на последующее время” (“Беседы на Шестоднев”, ІV, 2, Творения, ч. 1, Сергиев Посад, 1900, с. 58).

Чтобы не подумать, однако, что из-за отсутствия какого-нибудь закона “стрела времени” двигалась хаотически во всех направлениях (в результате чего можно заподозрить, что Моисей не описал правдиво хронологию событий, как утверждает теория “литературной рамки” – см. прим. [3]), св. Иоанн Златоуст подчеркивает точность и строгость порядка Творения:

“Блаженный Моисей, наставляемый Святым Духом, учит нас с такой настоятельностью, чтобы мы… могли ясно знать и порядок, и способ сотворения всего. Если бы Бог не позаботился о нашем спасении и не руководил языком пророка, то было бы достаточным сказать, что Бог сотворил небо и землю, и море, и животных, не указывая ни порядка дней, ни того, что было сотворено раньше и что позже… (Моисей) так ясно различает и порядок сотворения, и число дней и всему этому учит нас с великим снисхождением, чтобы мы могли, узнав всю истину, не внимать уже ложному учению тех, которые говорят обо всем согласно своим собственным умозаключениям, но могли постичь неизреченную силу нашего Создателя“ (“Беседы на книгу Бытия”, VII, 4, с. 53).

4. Ряд христианских авторов (св. Иустин Философ, св. Ириней Лионский, Климент Александрийский, св. Киприан Карфагенский и др.), не уточняя продолжительности творческих дней, допускали, что, возможно, они прообразно отвечают и периодам человеческой истории (порядка тысячи лет) до конца света. Некоторые из них (напр. преп. Ефрем Сирин) считали, что это были 24-часовые сутки, но огромное большитнство церковных писателей, как мы уже упоминали, вообще не обсуждало их продолжительности. Интересно отметить и другую общую тенденцию, а именно: по мнению большинства из них, процесс созидания совершался путем последовательных, но моментальных творческих актов. В начале был оформлен земной рельеф: по заповеди Бога мгновенно встали континенты, образовались горы, равнины и реки; очертились берега морей и океанов. Таким же образом позднее появилась и живая природа – травы, цветы, деревья, рыбы, птицы и звери, а в конце – человек как “образ и подобие” невидимого Бога.

Свт. Амвросий говорит о первом дне:

”Но добрый Творец произнес слово ”свет”, чтобы открыть мир через введение света в него и сделать его красивым. Внезапно после этого воздух стал светлым и тьма исчезла в страхе от блеска незнакомого до этого света. Блеск света, который внезапно проник во всю вселенную, преодолел тьму и, так сказать, утопил ее в бездне” (“Six Days”, 1:9, p. 39).

Св. Василий Великий специально подчеркивает спонтанный характер сотворения. Он пишет о третьем дне:

“По этому слову появились густые леса, стремительно вышли из земли все деревья, в основном достигающие огромной высоты – ели, кедры, кипарисы, певги, а также сразу выросли все кусты с густой и буйной зеленью; и растения, употребляемые для венков – розы, мирты и лавры… Ничего такого не было прежде на земле и все в одно мгновение явилось в бытие с принадлежащим ему свойством…” (”Шестоднев”, V, стр. 75).

Св. Григорий Богослов видит в последовательности действий Бога предпосылку создания человека:

”Для этого к дням причисляется что-то как первое, другое как второе, третье и т.д. До седьмого дня отдыха и между этими днями распределяется все сотворенное… И если последним в мире появился человек, удостоенный Божьего рукотворения и образа, то это совсем неудивительно: потому что для него, как для царя, следовало приготовить царскую обитель и едва затем ввести в нее царя, сопровождаемого всеми тварями” (”Слово 44, на неделю новую, на весну и на память мученика Маманта”, Творения, ч. 4, М, 1889, стр. 116).

(Нет смысла дискутировать по вопросу о том, что раз святые отцы не определяют продолжительность дней в начале Книги Бытия, то они, возможно, допускают, что эти дни исчисляются миллионами и миллиардами лет, поскольку их понимание последовательности творческих процессов и их мгновенности вообще не соответствует теистическо-эволюционной концепции.)

5. Христианские авторы очень хорошо знали философские учения и религии своего времени. Представления о том, что космос существует вечно или что материя самоорганизуется и эволюционирует [9], что Демиург (бог-оформитель) внес порядок в хаос предсуществующей субстанции и т.д., были актуальны еще в древности. Святые отцы, однако, считали, что библейский рассказ о Сотворении уникален и не может вместиться в рамки ни одного из них, а должен толковаться исключительно в духе монотеизма и креационизма.

Даже если считать, что язык Бытия феноменологичен и позволяет некоторое научное уточнение, даже если изменять хронологию событий, структуру текста или пытаться его понимать метафорически и аллегорически и т.д., все же нужно отметить, что имеется несколько ключевых пассажей, которые ведут к точно определенным выводам.

Схема создания живых существ, повторяющаяся во все творческие дни, следующая:

а) И сказал Бог: да произведет земля (вода) …

б) И произвела земля (вода) … растения, рыб, пресмыкающихся, птиц, зверей и пр.

в) И сотворил Бог … растения, рыб, пресмыкающихся, птиц, зверей и пр.

г) По роду их …

(Возникновение и оформление Земли, Солнца, Луны и звезд имеет почти ту же последовательность.)

Как можно истолковать эту схему?

а) Слово Бога означает прямую заповедь к действию.

б) Для неживой природы существуют две возможности:

– Получить потенциальную способность самоорганизовываться (эволюционировать) во времени. (Далее, однако, мы покажем, что подобная задача не под силу естественным законам).

– Выполнить заповедь Бога беспрекословно и немедленно и породить живые организмы. (Если применить аналогию с чудесами Господа Иисуса Христа – см. прим. [6], в этом случае все должно было совершаться незамедлительно).

в) Категорически подчеркнуто, что все появилось благодаря непосредственному действию Бога (т.е. вышеуказанная дилемма должна быть решена во втором смысле).

г) Растения и животные созданы по своему роду. Их наследственность была сохранена в их семенах и возможности плодиться и размножаться. Все организмы основных родов были созданы в течение этих шести творческих дней, в рамках которых мир был завершен в совершенном виде [10].

Святой Дух так предельно ясно и недвусмысленно представил все это, что никакая другая трактовка модели Творения, описанной в Книге Бытия, невозможна!

Поэтому неудивительно, что все святые отцы во всей истории Церкви были креационистами (может быть ни по одному из вопросов веры не было такого непоколебимого единодушия, как по учению о Творении). [11]

Предоставим снова слово тем, кто признан колоссами Православия:

Свт. Василий о третьем дне:

”Когда (Бог) сказал: ”Да произведет земля” (Быт. 1, 24), это не означает, что (земля) произрастила уже находящееся в ней, но что Давший повеление даровал и силы земле производить. Потому что, когда земля услышала: ”Да произрастит земля зелень, траву… и дерево плодовитое”, не скрытую какую-то траву произвела из себя, не скрывающиеся в ее недрах пальмы, или дуб, или кипарис выпустила на свою поверхность, но Божие слово созидало естество тварей. ”Да произрастит земля”: да произведет не то, что имеет, но да приобретет то, чего не имеет, насколько Бог ей дарует силу действовать” (”Шестоднев”, VIII, с. 120). [12]

Свт. Амвросий о пятом дне:

”При этом повелении воды немедленно произвели свои порождения. Реки начали порождать. Озера также дали свой вклад в жизнь. Само море начало плодить пресмыкающихся по роду их… Мы не в состоянии записать множество имен всех тех видов, которые по Божественному повелению были вызваны к жизни в одно мгновение. В одно и то же мгновение были приведены в бытие вещественная форма и принцип жизни… Кит, как и жаба, вызваны в бытие в одно и то же время одной и той же творческой силой” (”Six Days”, V:1, 2, pp. 160-162).

Преп. Ефрем о шестом дне:

”…Земля по Божьему повелению немедленно произвела гадов, полевых зверей, хищных зверей и скот в количествах, нужных для служения тому, кто в этот же день переступил заповедь своего Господа” (”Толкование на Книгу Бытия”, гл. 1, с. 225-226).

О. Серафим продолжает: ”Не может быть никаких сомнений, что святые отцы понимали ясно и единодушно, что в эти три дня Бог сотворил существа всех родов, которые известны нам сегодня. Это видно из часто повторяемых ими утверждений, что Бог творит непосредственно и мгновенно, что именно Его слово и только оно приводит твари в бытие, что производить жизнь не является естественным свойством воды или земли”.

Св. Василий учит, что ”роды” из Священного Писания (конечно, кроме тех, которые, возможно, вымерли) поддерживают свою природу неизменной до конца времен: “…Природа существ, побужденная одним повелением, переходит равномерно и через рождающуюся, и через разрушающуюся тварь, сохраняя преемственность рода посредством уподобления, пока не достигнет самого конца; потому что преемником коня она делает коня, преемником льва – льва, премником орла – орла, и каждого животного, сохраняемого в следующих одно за другим актах преемственности. И так продолжается до конца вселенной. Время не повреждает и не уничтожает свойства животных. Напротив, их природа воспроизводится вместе со временем” (”Шестоднев”, ІХ, с. 139).

Св. Амвросий утверждает то же:

“Слово Божье проникает в каждую тварь в мире. Следовательно, как предопределил Бог, живые существа всех родов были произведены быстро из земли. Согласно установленному закону все они следуют друг за другом, из века в век, в соответствии с их внешним видом и природой. Лев рождает льва, тигр – тигра, бык – быка, лебедь – лебедя, орел – орла. Заповеданное однажды стало обычайным во всей вселенной во все времена. С тех пор земля не переставала приносить свое служение. Первоначальный вид животных воспроизведен для будущих времен через последующие поколения данной природы” (”Six Days”, VI:3, p. 232).

Если бы Моисей пытался передать идею эволюции, то он должен был бы отметить, что земля (вода) произвела некоторый первоначальный организм, поколения которого непрерывно изменялись, в результате чего сформировалось огромное многообразие растений и животных. Автор Книги Бытия наверняка знал о подобной концепции, потому что описал как от одной прародительской пары (от Адама и Евы) произошли во всей своей пестроте земные племена и народы. Но раз Священное Писание дает нам коренным образом различающуюся картину вещей, то мы должны полностью ему довериться и принять его богодухновенное свидетельство за ИСТИНУ!

6. Перед сотворением человека Лица Пресвятой Троицы как будто совещаются между собой, но в дальнейшем действуют в совершенном единстве. Таким образом, нам внушается представление о том, что человек – это нечто исключительное, что усиливается и тем обстоятельством, что он сотворен по образу и подобию Божьему и ему дана власть над всей природой.

Вот, что написано в Книге Бытия:

“И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над… рыбами, птицами, зверями и над всей землей.

И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их” (Быт. 1: 26, 27).

Свт. Василий говорит по этому поводу:

“Сотворим человека…” это слово не употреблялось ни для какого из творений. Появился свет, а повеление было просто: “И сказал Бог: да будет свет”. Были созданы небеса, но без волеизъявления… Бог не сказал, как для других существ: “Да будет человек!” Познай достоинство, которое тебе принадлежит. Он не призвал твое возникновение заповедью, но был совет в Боге, как ввести в жизнь это достойное чести существо…

Почему Бог не сказал: ”Сотвори”, а: ”Сотворим”? Для того, чтобы ты познал высшую власть. Он желает, чтобы, почитая Отца, ты не отрицал Сына; Он желает, чтобы ты знал, что Отец сотворил через Сына, и что Сын сотворил по воле Отца, и что ты должен прославлять Отца в Сыне и Сына в Святом Духе…

(Но) Он не сказал и: ”И сотворили”, чтобы ты не мог взять отсюда предлога для многобожия” (”On the Origin of Man”, I:3-4, pp. 171-175).

Наши наставники в вере были просветлены Всевышним, поскольку они гораздо раньше Нильса Бора сформулировали принцип дополнительности – Бог един, но в трех Лицах. Святые отцы поясняют, что наше тело – такое же, как у животных, но ”образ Божий” нужно искать в душе и духе человека. По словам Господа нашего Иисуса Христа: ”Бог есть Дух и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине” (Ин. 4:24) Согласно им ”образ” дан нам полностью и не может быть потерян, в то время как ”подобие” завещано только как возможность – сам человек должен потрудиться, чтобы достичь совершенства.

Далее святитель продолжает:

”Сотворим человека по образу Нашему и по подобию”. Мы обладаем одним по сотворению, а другое приобретаем по свободной воле. В первоначальном устроении нам дано родиться по образу Божьему; по свободной воле же у нас формируется существо по подобию Божию… ”Сотворим человека по образу Нашему”: чтобы обладать тем, что есть образ, но привести также себя и в соответствие с подобием. Бог дал силы для этого; если бы Он сотворил тебя также и в подобии, какова бы была твоя заслуга? За что ты был бы увенчан? И если бы Творец дал тебе все, как бы открылось для тебя Царство Небесное? Гораздо правильнее, что одна часть тебе дается, в то время, как другая остается незавершенной: это, чтобы ты мог завершить ее сам и стать достойным награды, идущей от Бога” (”Оn the Origin of Man”, I:16-17, pp. 207-211).

Некоторые богословы, не считаясь с духом Писания и пренебрегая тысячелетним учением Церкви, самонадеянно пытаются сделать нас потомками обезьяноподобных существ. Выражение ”И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою” (Быт. 2:7) принимается как полностью символическое, а под словом “прах” понимается “уже существующие создания”. Бог сотворил человеческую душу, “вдунул” ее затем в одного из членов стада высших приматов и так достиг духовной сущности первого “Адама” (его физическая природа, однако, осталась продуктом эволюционного процесса). Но в таком случае слова, сказанные после Грехопадения “…ибо прах ты и в прах возвратишься” (Быт. 3: 19) должны нам подсказывать, что после смерти мы превращаемся в каких-то животных, что странным образом связывает идею эволюции с учением о перевоплощении душ. И еще – в конце предложения ”…и стал человек душею живою” (Быт. 2: 7), слова ”живая душа” (евр. – нефеш хайа) совсем те же, что использованы для остальных обитателей планеты (Быт. 1:20,24). Отсюда следует, что примат, превратившийся в “Адама”, должен был уже быть “живой душой”. Это противоречит библейскому тексту, говорящему, что человек стал живой душой тогда, когда Бог сотворил его и вдохнул в него жизнь. Ниже приведем еще несколько дополнительных аргументов, которые полностью опровергают подобную трактовку вещей.

а) Святые отцы считали, что тело и душа человека были созданы одновременно и таким образом противостояли двум противоположным, но одинаково ошибочным учениям. Одно из них принадлежало оригенистам, которые утверждали, что души “предшествуют” телам и только входят в них, что является падением с более высокого уровня; другое учение говорило, что тело предшествует душе и, следовательно, имеет более благородную природу.

Преп. Иоанн Дамаскин говорит, что Бог сотворил человека, “…образовав тело из земли, душу же одарив разумом и умом, давая ему Свое дыхание, которое именно мы и называем Божественным образом. Тело и душа сотворены одновременно, а не так, как пустословил Ориген, что одно – первое, а другое после этого” (”Точное изложение православной веры”, ІІ, 12, с. 79-80).

Св. Григорий Нисский, опровергая противоположную Оригену теорию, учит подробнее (если иметь в виду и первоначальное сотворение человека, и зачатие отдельных людей, как это совершается сегодня):

”А другие, которые придерживаются порядка устроения человека по Моисею, говорят, что душа – вторая по времени после тела. Поскольку сначала “Бог персть (взял) от земли” и создал человека, а уже потом одушевил его через дуновение. И этими словами они доказывают большую ценность тела, чем души, которая была присоединена к созданному ранее… Не нужно также утверждать, что человек будто бы был создан предварительно Словом как статуя из глины и только после этого изваяния появилась душа (тогда разумная природа окажется менее ценной, чем глина). Так как человек – единство, состоящее из души и тела, нужно предполагать, что имелось одно общее начало его состава…” (”Об устроении человека”, гл. 28, 29)

б) Наши предки в вере толкуют совсем буквально присвоение имен животным и видят в этом указание как о господстве, так и о ненарушенной гармонии между первым человеком и ними, о премудрости и разуме Адама, который разительно превосходил нас интеллектуально, хотя его знания в начале были все еще ограниченными.

Давайте снова послушаем свт. Иоанна Златоуста:

”Бог делает это, чтобы показать великую мудрость Адама… и еще для того, чтобы показать знак владычества в назывании имен… Подумай о том, какая мудрость была нужна, чтобы дать имена стольким породам птиц, пресмыкающихся, зверей, скоту и прочим бессловесным… Подумай… о том, что и львы, и леопарды, ехидны и скорпионы, и змеи, и все другие, еще более свирепые животные, пришли к Адаму как к господину, с полной покорностью, чтобы получить от него имена, и Адам не испугался ни одного из этих зверей” (”Беседы на книгу Бытия”, ХІV, 5, с. 115-116).

(Эволюционизм представляет нам первых людей слабоумными дикарями, которые находятся в состоянии непрерывной битвы с хищниками и природой).

в) О Еве написано: ”И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку” (Быт. 2:22). Эксперты по древнееврейскому языку утверждают, что слово ”создал”, здесь имеет смысл ”сделал” и относится к образованию некоей значимой структуры, которая включает конструктивное усилие. Другими словами, Бог “собственноручно” изваял Еву, взяв от Адама ребро с прилежащей плотью, т.е. при появлении женщины также возможность эволюции абсолютно исключена [13].

О. Серафим дополняет вышесказанное: ”Если Адам “эволюционировал естественным образом” от зверя, то с Евой должно было случиться то же самое; но если вы принимаете чудесное повествование о создании Евы так, как оно описано в Бытии, то тем открываете себя для понимания всех шести дней сотворения в святоотеческом, а не в натуралистическом духе”.

Свт. Амвросий пишет:

”Женщина была создана из ребра Адама. Не была создана из той же земли, из которой был создан он, чтобы мы могли осознать, что телесное существо мужчины и женщины тождественно и что источник размножения человеческого рода един. Именно по этой причине мужчина не был создан вместе с женщиной и в начале не были сотворены двое мужчин и две женщины, но сперва мужчина, а потом женщина. Бог пожелал, чтобы человеческое естество было единым. Итак, с самого начала человеческого племени Он исключил возможность возникновения множества резко различающихся естеств… Обрати внимание на то, что Он не взял часть души Адама, но ребро из его тела, другими словами не душа от души, но ”костью от костей моих и плотью от плоти моея” будет названа эта женщина” (”Paradise”, ch. 10-11, pp. 327, 329).

г) Согласно учению Дарвина, для того, чтобы осуществилась эволюция человека, была необходима смена огромного числа поколений в продолжение миллионов лет. Примитивные формы австралопитека должны были отмереть и уступить место более высшему питекантропу, а он, в свою очередь – следующим звеньям цепи, пока наконец кроманьонец не приобрел гордую осанку Homo sapiens.

Православная Церковь, однако, считает, что раз Адам был подобен Богу, то, следовательно, его природа должна была быть нетленной. Лишь после Грехопадения он потерял бессмертие своей природы и блаженное состояние в саду Эдема.

Преп. Симеон Новый Богослов учит:

“Адам был создан с нетленным телом, хотя и вещественным и еще не духовным, и был поставлен Творцом бессмертным царем над нетленным миром, не только над раем, но и над всем творением, существующим под небесами… Все это творение сначала было нетленным и было создано Богом подобным раю. Но позднее было оно подчинено Богом тлению и покорено суете человеков” (Hom. 45, 1 and 4, “The Sin of Adam”, pp. 64, 67, 75).

Православная концепция ссылается и на 123 Правило Карфагенского собора (созванного против ереси Пелагия и Целестия):

”Признано всеми епископами Карфагенской Церкви, представленными на святом Соборе, чьи имена и подписи внесены в деяния (Собора), что Адам не сотворен Богом смертным. Если кто-то скажет, что Адам, первоначально созданный человек, сотворен смертным, то есть даже если бы согрешил или не согрешил, умер бы телом, то есть вышел бы из тела, не как наказание за грехи, а по природной необходимости – да будет предан анафеме.”

7. По мнению ряда римско-католических богословов Грехопадение выражается в первом ощущении комплекса вины индивидом (или стадом приматов), которое появилось в процессе “очеловечивания”. Но в результате чего возникло подобное чувство и дает ли оно преимущество в битве за выживание? В эволюционной теории Дарвина ненависть, агрессия и убийство являются движущей силой в борьбе за существование и естественном отборе. Любое проявление сострадания, милосердия и пощады показывает слабость перед врагом, что соответственно ведет к поражению и позорной смерти. Поэтому все те, кто позволяют себе испыгывать столь возвышенные эмоции, будут побеждены и будут вымирать вследствие своей неспособности приспособиться к окружающей жестокой действительности [14]. (Фридрих Ницше прекрасно понимал, что учение Дарвина отвергает нравственные ценности христианства и развил его в идею “сверхчеловека”, который через свою “волю к власти” доминирует над другими индивидами в обществе. А последователи эзотерических школ считают, что эволюция разовьет наши сверхъестественные способности и таким образом превратит нас в богов – что-то очень похожее на то, что говорил змий Еве в саду.) [15]

Святые отцы, однако, говорят обратное, а именно: первый человек был гораздо выше нас в интеллектуальном и духовном отношении. Но способностями своими Адам был обязан не каким-то мистическим центрам (чакрам) в своем теле, а своей совершенной природе и единению с Богом. После Грехопадения наша природа была повреждена, а общность с Богом – прервана, вследствие чего тление и грех непрерывно разрушают нас. Отец Серафим заявляет: ”В православной аскетической литературе, где постоянная цель – наше восстановление в раю, неповрежденное и бесстрастное естество Адама до Грехопадения является образцом и задачей нашего аскетического подвига. В самом начале своих “Душеполезных поучений” преп. Авва Дорофей пишет:

”В начале, когда Бог сотворил человека, Он поместил его в раю… и украсил всякой добродетелью, дав ему заповедь не вкушать от древа посреди рая. И так он пребывал там в райском наслаждении: в молитве, в созерцании, во всякой славе и чести, имея здоровые чувства и находясь в том естественном состоянии, в которым был создан. Потому что Бог сотворил человека по Своему образу, т.е. бессмертным, самовластным и украшенным всякой добродетелью. Но когда он преступил заповедь, вкусил плод от дерева, от которого Бог ему запретил есть, он ниспал из естественного состояния и впал в противоестественное, и пребывал уже в грехе, славолюбии, в любви к наслаждениям века сего и в других страстях и был обладаемым ими, потому что сам себя поработил через преступление” (Сергиев Посад, 1900, І, с. 19-20).

Может быть, одним из самых проблематических эпизодов в повествовании, в котором наш рациональный ум склонен видеть аллегорию, является разговор между Евой и змием. Но просветители Церкви и здесь не отступают от своей позиции, уверяя нас, что все это случилось совсем реально и нет никакого повода это переиначивать. (Вспомним, что Бог дал способность ослице проговорить, когда пророком Валаамом овладело корыстолюбие (Числа 22: 22-31), что потверждается и ап. Петром (2 Петр. 2: 15, 16).

Св. Иоанн Златоуст наставляет:

”Не смотри на сегодняшнего змия, не смотри, что мы его избегаем и чувствуем отвращение к нему. В начале не было так. Змий был другом человека и самым близким в его окружении. Кто сделал его врагом? Божий приговор: ”Проклят ты пред всеми скотами и пред всеми зверями полевыми (…) и вражду положу между тобою и между женою” (Быт. 3: 14-15). Именно эта вражда разрушила дружбу. Под дружбой я понимаю не разумную, а такую, на какую способно бессловесное животное. Подобно тому, как сейчас собака проявляет дружбу – не через слово, а через естественные движения, точно так и змий служил человеку. Именно как животное, имеющее самую большую близость к человеку, змий показался диаволу удобным орудием (для обмана)… Итак, диавол говорил через змия, обманывая Адама. Прошу вашу любовь не слушать мои слова небрежно. Вопрос непростой. Многие спрашивают: как говорил змий – человеческим ли голосом или змеиным шипением, и как поняла его Ева? До преступления Адам был исполнен мудрости, разума и имел дар пророчества… Диавол заметил и мудрость змия, и мнение Адама о нем, – потому что он считал змия мудрым. И вот он говорил через него, чтобы подумал Адам, что змий, будучи мудрым, сумеет освоить и человеческий голос” (”О сотворении мира”, VІ, 2, с. 800-801).

Далее этот святитель говорит об истнной причине появления у наших прародителей чувства вины:

”Не вкушение плода с дерева открыло им глаза – они видели и раньше. Но поскольку это вкушение было выражением непослушания и нарушения данной Богом заповеди, а за эту вину они лишились облекающей их славы, став недостойными столь великой чести, то об этом Писание говорит: ”И отверзошася очи обема, и разумеша, яко нази беша” (Тогда открылись глаза обоих, и поняли, что наги). Лишившись из-за нарушения заповеди высшей благодати, они почувствовали наготу и от охватившего их стыда полностью поняли, в какую бездну они попали из-за нарушения заповеди Владыки… Когда слушаешь ”отверзошася очи обема”, понимай это так, что (Бог) дал им почувствовать наготу и лишение той славы, которой они пользовались до вкушения… Видишь ли, что слово ”отверзошася” относится не к телесным очам, а к умственному зрению?” (”Беседы на книгу Бытия”, ХVI, 5, сс. 133-134)

О. Серафим завершает следующим заключением:

”Далее – Адам теперь стал смертным вместе с другими тварями. Св. Иоанн Златоуст пишет, что хотя Адам и Ева жили долго после грехопадения, но с той минуты, когда услышали: ”Земля еси и в землю отъидеши”, они получили смертный приговор, стали смертными и, можно сказать – умерли. Именно указывая на это, Писание говорит: ”В онь же аще день снесте, смертию умрете” (Быт. 2:17), вместо того, чтобы сказать: получите приговор, что будете уже смертными”…

Отцы отмечают, что осуждение на смерть, которое стало действенным после Грехопадения, не было только наказанием. Оно было также и благом, потому что если бы человек оставался бессмертным после своего падения, то для него не было бы выхода. Только представьте себе, что для вас нет искупления, вы не можете попасть в рай, но продолжаете жить, жить и жить без надежды положить конец этому состоянию. Со смертью кончается грех. Сам факт, что мы боимся смерти, уже побуждает нас к сопротивлению. Даже если мы забыли о рае, боясь смерти, мы начинаем сопротивляться нашей падшей природе, преодолевать наше падшее состояние.

Св. Кирилл Александрийский пишет о значении болезни и смерти для падшего человека:

”Через смерть Законодатель остановил распространение греха, и в самом наказании открыл Свою любовь к человеку. Так как он, нарушая заповедь, соединил смерть с ее нарушением и как преступник попал под наказание, то Бог постановил, что само наказание может служить для спасения. Потому что смерть открывает нашу животную природу и таким способом прекращает действие зла, с одной стороны, а с другой – избавляет человека от болезней, освобождает от трудов, полагает конец его печали и заботам и завершает его телесные страдания. К такой любви к человечеству Судья присоединяет наказание”.

В заключение преп. Симеон Новый Богослов пишет о том, как через Распятие и Воскресение Иисуса Христа уничтожается смертный приговор:

“Божье определение: ”Земля еси, и в землю отъидеши”, как и все присужденное человеку после падения, будет действовать до конца веков; но по Божией милости, по силе исключительной Христовой жерты, в будущем веке оно уже не будет иметь никакой силы, когда совершится всеобщее воскресение, которое было бы невозможным, если бы не воскрес из мертвых Сам Сын Божий, умерший, чтобы отменить указанное определение и воскресить все человечество”.

При общем воскресении вместе с человеком и все творение будет избавлено от тления так же, как оно стало подвластным тлению по его вине. Преп. Симеон пишет:

”Когда человек обновится и станет снова духовным, нетленным и бессмертным, все творение, подчиненное Богом в службу человеку, освободится от этого рабства, обновится вместе с ним и станет нетленным и в некоторой степени духовным…

Не подобает человеческим телам облечься в славу воскресения и стать нетленными перед обновлением всех тварей. Но как в начале – сперва все творение сотворено нетленным, а после от него взят и создан человек, так и опять сперва все творение станет нетленным, а после обновятся и станут нетленными и тленные тела людей; чтобы снова стать человеку нетленным и обитать в нетленном, вечном и духовном жилище”.

Все святые отцы во всей истории Церкви стояли на креационистских позициях – ”Consensus patrum (согласие отцов)”. [16] Более того, единственно понимание исторической достоверности рассказа Моисея в начальноых главах Книги Бытия находится в полном согласии со всей совокупностью догматов нашей православной христианской веры.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] ”Теистическая эволюция и православное богословие”

http://goo.gl/VOstj8

[2] Вот что пишет Х. Шеффер в статье ”Ученые и их боги” насчет модной и по сей день тенденции приспосабливать учения Библии ко всевозможным научным гипотезам:

”Максвелл и Дарвин были современниками. Многим интересно, что, собственно, думал такой верный христианин, как Максвелл, об идеях Дарвина. Как-то раз Максвелл должен был присутствовать на какой-то встрече в итальянской Ривьере в феврале месяце, где должны были обсуждаться новые достижения науки и их связь с Библией. Если вы бывали почаще в английском Кембридже, то вы знаете, что зимой погода там очень скверная. Если бы я был профессором в Кембридже, я бы воспользовался любой возможностью посетить Ривьеру в это время года. Максвелл, однако, отверг приглашение, объяснив это так:

”Для научных гипотез естественно меняться гораздо быстрее, чем меняется толкование Библии. Так что если данное толкование основывается на какой-то гипотезе, то оно может помочь ей оставаться на плаву долго после того как она должна была быть похоронена и забыта“.

Это очень дальновидный совет. Точно таким же является и пример с теорией о стационарной Вселенной, популяризованной Ф. Хойлом и многими другими. В течение десятилетий она была одной из двух соревнующихся теорий о происхождении  Вселенной. Говоря в самых общих чертах, стационарная гипотеза утверждает, что то, что мы видим сегодня, было таким всегда. Отстаивать ее стало труднее после того как в 1965 году Арно Пансиас и Роберт Вильсон открыли микроволновое фоновое излучение. Сегодня мало космологов верит в стационарную гипотезу. Забавно было бы вернуться назад во времена около 1960 года, найти комментарии к Книге Бытия и посмотреть на способ, которым кое-кто объяснял, как гипотезу о стационарной Вселенной можно помирить с первой главой Книги Бытия. Любой разумный человек видит, что рассказ из Книги Бытия описывает творение из ничего (ex nihilo), так что нужно очень живое воображение для того, чтобы помирить начало в пространстве, времени и истории с уже  дискредитированной гипотезой о стационарной Вселенной. Во второй половине двадцать первого столетия, если планета Земля все еще будет существовать, стационарная гипотеза будет мертвой и почти забытой. Эти комментарии вероятно все еще будут храниться в библиотеках, но мало кто будет способен понять их. Это отличный пример к важному замечанию, сделанному Джеймсом Кларком Максвеллом за век до этого”.

”Ученые и их боги”

http://harta-bg.info/statia/97

[3] Теория ”Литературной рамки” представляет дни Сотворения не в хронологической последовательности, а лишь как смысловое структурирование событий. Существуют две возможности: 1) Бог показал творческие дни Моисею в последовательности из шести картин; 2) Сам Моисей расположил материал логически так, чтобы он принял форму шести этапов. Описание можно разделить на две группы из трех дней каждая, причем первый день соответствует четвертому, второй – пятому, а третий – шестому.

Эта теория, однако, стилистически не отвечает остальным литературным сочинениям того времени, в которых творческий процесс разделен на три группы из двух дней каждая. По мнению авторитетных богословов, избрание Богом седьмого дня для отдыха предполагает, что хронологический отсчет неслучаен. Божьи действия имеют начало, созидательную согласованность и окончательное завершение. Упоминается конкретно, что было сделано в каждый творческий день и в конце дается оценка: “хорошо весьма”.

[4] Как хорошо известно, еще в древности Демокрит (V–IV в. пр. Хр.) создает учение об атомном строении. Продолжателем этого учения является Эпикур (IV–III в. до н.э.), который позднее рассматривает спонтанное образование живых организмов как результат правильной расстановки наименьших неделимых частиц материи. Платон (V–IV в. до н.э.) представляет свое дуалистическое понимание происхождения мира, противоположное натуралистическим тенденциям в древнегреческой философии. По его мнению, сама материя мертва и может быть оживлена только с помощью бессмертной души (“псюхе”). Идея Платона лежит в основе большей части идеалистических концепций, согласно которым живые существа образуются после соединения пассивной материи с определенной “жизненной силой” (”псюхе”, “вис виталис”, “энтелехия” и др).

С древнейших времен среди народов Китая, Египта, Вавилона и пр. была распространена вера в спонтанное самозарождение как более низких, так и более высших организмов. Аристотель (IV в. до н.э.) учил, что черви, насекомые, рыбы, жабы и всякие другие организмы могут возникнуть не только путем размножения родительских индивидов но и из росы, тины, гниющих веществ и т.д. В эпоху Средневековья большинство ученых были согласны с этим и верили в существование каждодневного произвольного самозарождения. Знаменитый врач и исследователь природы эпохи Возрождения Ф. Парацельс (1493-1541) даже дает “точные указания” для получения искусственного человечка (гомункулуса). Поворотной точкой в этом отношении стали опыты тосканского врача Ф. Реди (1626–1697), в которых он убедительно доказал, что белые черви на испорченном мясе не зародились сами, а были личинками мух. В 1675 г. А. Левенгук (1632–1723), используя сконструированный им микроскоп, первым открыл микроорганизмы – бактерий, первачей и др. С течением времени возможность спонтанного возникновения более высших существ стала считаться нереальной, но все же сохранилось убеждение, что микрорганизмы сами зарождаются в экстрактах и отварах из мертвых растительных и животных материалов. С помощью микроскопа тогдашние ученые “доказали”, что в хорошо сваренном мясном бульоне, поставленном (спустя известное время) в прочно закрыгый сосуд, появляются микроорганизмы. Итальянский натуралист Л. Спаланцани (1729–1799) остро критиковал эти опыты и утверждал, что их результаты обязаны недостаточной стерилизации. Он продолжительное время кипятил бульон в колбе с длинным и узким горлом, которое сразу же запаивал. После этого в питательной смеси не было регистрировано наличие каких бы то ни было микроорганизомов. Защитники “теории жизненной силы”, однако, сразу же возразили, что кипение их убивает, а запайка не позволяет новым проникнуть извне. В 1859 г. знаменитый французский ученый Л. Пастер (1822–1895) положил конец всем спорам по этому вопроду. Его экспериментальная установка была подобна установке Спаланцани, но он соединил отверстие колбы с окружающим воздухом через длинную S-образную трубку. Путь для жизненной силы был свободен, но вопреки этому микроорганизмы после кипения не появились. Так ученый показал, что когда сосуд остается хотя бы на короткое время открытым, микроорганизмы проникают в него из воздуха, а в его собственных опытах они не могут проникнуть в бульон, потому что прилипают к изгибам трубки. Таким образом Луи Пастер опроверг теорию спонтанного самозарождения организмов из неживой материи.

[5] В земной коре преобладают следующие элементы: кислород (О), кремний (Si), алюминий (Al), железо (Fe), кальций (Ca), натрий (Na), калий (K) и др.

http://mistupid.com/geology/earthcrust.htm

В морской и океанской воде наиболее распространены кислород (О), водород (H), хлор (Cl), натрий (Na), магний (Mg), сера (S), кальций (Ca) и др.:

http://en.wikipedia.org/wiki/Seawater

А в живых организмах наиболее часто встречаются кислород (O), водород (H), углерод (C), азот (N), фосфор (P) и сера (S):

http://ru.wikipedia.org/wiki/Химический_состав_клетки

В земной коре процент алюминия и фтора очень велик, в то время как в живых организмах первый отсутствует, а второй находится в ничтожных количествах. В морской и океанской воде уровни углерода, азота, фосфора и многих других элементов также далеко не соответствуют их уровням в живых организмах.

[6] При исцелении Иисус в сущности приводил в порядок структуру поврежденных клеток, тканей, органов и систем, чтобы они могли выполнять свои функции, т.е. выздороветь. В случае со слепорожденным (Ин. 9:1-7), вероятно отсутствовала даже некая часть зрительной системы и Господь ее создал из глины (иначе зачем будет использован “строительный материал”?). Следовательно, когда Он делал чудеса, то каждый день занимался той же деятельностью, как и во время Творения. Вышеуказанное не только показывает нам, что Господь Иисус Христос (Бог Слово – Ин. 1: 1-3) – Творец миров, но и что все на земле (и во Вселенной) по всей вероятности появилось сравнительно быстро (т.е. без продолжительных переходных периодов, которые необходимы при естественных процессах).

[7] См.: ”Ответ на вызов Стивена Хокинга. Часть IV: Время в науке и Библии”

http://goo.gl/wxuBdp

[8] См.: ”Бытие: Сотворение мира и первые ветхозаветные люди”

http://azbyka.ru/otechnik/Serafim_Rouz/bytie-sotvorenie-mira-i-pervye-vetkhozavetnye-ljudi/

[9] Эволюционные взгляды налицо и внекоторых очень древних текстах, относящихся к далекому историческому прошлому древних цивилизаций – Египта, Месопотамии, Индии, Китая, Греции и пр. В мыслях ряда известных мудрецов и философов того времени можно найти идеи о прогрессивном развитии всего природного мира и даже о происхождении человека от “человекообразной” обезьяны.

В сохраненных письменных источниках лучше всего прослеживается закономерное формирование этих взглядов в античной Греции. Анаксимандр (VI в. до н.э.), например, считал, что животные произошли из воды, менялись в зависимости от условий, в которых жили, и в конце концов из них произошел человек. Гераклит (VI-V в. до н.э.) учил, че в природе существует внутреннее противоречие, в результате которого “все течет, все меняется”. Согласно этому диалектическому принципу физические объекты, растения, животные и люди непрерывно видоизменяются. Аристотель (IV в. до н.э.) полагает начало классификации, описывая около 500 видов животных. Он расставляет различные тела по “лестнице” по сложности их организации. На самой нижней ступени находятся минералы, на более высокой – растения, затем – животные и на самой высокой – человек. Аристотель не считал, что эта иерархическая структура является результатом самоусложнения материи, но такая расстановка тел дала повод другим философам предположить, что, возможно, осуществляется постоянный восходящий переход из одной ступени на другую, т.е. эволюция организмов. Феофраст (IV-III в. до н.э.), который был его учеником, охарактеризовал более 400 растений, но в отличие от своего учителя допускал, что одни виды могут дать начало другим видам. (В дальнейшем мы увидим, как решительно противостояли наши предки по вере утверждению, что жизнь зародилась и эволюционировала сама).

Отец Серафим обращает внимание на еще один аспект в этом направлении: ”Странную параллель с современной теорией всеобщей эволюции можем увидеть в древнем языческом учении о переселении душ (перевоплощении). Реакция святых отцов на такие представления, которые они повсеместно осуждали, показывает, как сильно они заботились о сохранении догмата о планомерности сотворения и определенности родов сотворенных существ. Св. Григорий Нисский пишет:

”Переселяющие душу в различные естества, по моему мнению, смешивают свойства природы, перемешивают и запутывают бессловесное, словесное, чувствующее, бесчувственное существа, словно они пребывают одно в другом, слитные до неподвижности. Ибо утверждать, что одна и та же душа становится в одном случае словесной и разумной в соответствии со своим телесным покровом, а затем вновь таится в дуплах вместе с пресмыкающимися, или присоединяется к стае птиц, или переносит грузы, или становится кровожадной, или живет под водою, или же переходит в нечто бесчувственное, коренистое и древесное, испускающее ветви, на которых вырастают цветы, или иглы, или же нечто питательное или ядовитое – не означает ничего другого, кроме как считать все одним и тем же и признавать в разных существах одну природу, смешанную в некоем слитном и неразделимом единстве с самой собою; ибо в таком случае никакое свойство не отличает одно от другого” (”О душе и воскресении”, сс. 283-284).

Представление о том, что ”во всех существах природа одна”, лежит, разумеется, и в сердцевине теории всеобщей эволюции. Эразм Дарвин (дядя Чарльза Дарвина) направил в этом направлении научное теоретизирование еще в конце XVIII века. Эта точка зрения глубоко чужда духу Священного Писания и святым отцам”.

[10] Еврейское слово ”мин”, использованное в Книге Бытия, не обязательно следует отождествлять с современным биологическим понятием “вид”. Возможно, что с современной точки зрения его следует соотносить скорее с таксономической единицей “род” или, в некоторых случаях, даже с термином “семейство”. Таким образом, понятием “мин” в Библии обозначены все основные роды (семейства) живых организмов, появившиеся во время недели Творения. Согласно ряду христианских экзегетов, в начале, вероятно, было сотворено порядка нескольких десятков тысяч основных родов сухопутных животных, вошедших впоследствии в Ноев ковчег.

См.: http://bojidarmarinov.com/bgrecon/Ham/khab/chap10.htm

До Потопа климат всей планеты был скорее всего теплым и влажным, о чем свидетельствуют найденные останки тропических растений и животных на Антарктиде. Изменившиеся природные условия после этого гигантского катаклизма по-видимому привели к усиленному видообразованию (т.е. к процессу микроэволюции), в результате чего появилось множество “новых” органических форм.

(Мы считаем, что до наводнения климат на Земле был близок к ”райскому”, поскольку водные испарения (Быт. 2:6) создавали парниковый эффект. После того как они пролились в виде дождя (Быт. 7:4,12) условия жизни резко ухудшились, о чем говорят следующие три обстоятельства:

1) В первый раз в Библии упоминается холодный сезон: ”…впредь во все дни земли сеяние и жатва, холод и зной, лето и зима, день и ночь не прекратятся” (Быт. 8:22).

2) Людям дозволяется есть мясо – вероятно для того, чтобы возместить потерю сил и энергии зимой, когда нет плодов: ”…все движущееся, что живет, будет вам в пищу; как зелень травную даю вам все” (Быт. 9:3).

3) Прогрессивное сокращение срока человеческой жизни с около тысячелетия до катастрофы до менее двухсот лет после нее (ср. 5 и 11 гл. Бытия), а позднее – в среднем до 70-80 лет (Пс. 89:10).

Многие библейски ориентированные ученые считают, что и ледниковый период наступил в результате этих ухудшившихся климатических условий:

http://bojidarmarinov.com/bgrecon/Ham/khab/chap16.htm)

[11] Бл. Августин (354-430) – единственный из множества святых отцов, кого сторонники теистической эволюции пытаются цитировать в свою поддержку. Британский ученый и богослов Алистер Макграт в одной своей статье прокомментировал его взгляды на Сотворение, изложенные в труде “О Книге Бытия – буквально”:

http://rado76.wordpress.com/2009/07/02/augustin_vs_darwin/

Вот что пишут Э. Жильсон и Ф. Бёнер в своем труде “Христианская философия” (который наши выдающиеся философы Ц. Бояджиев и Г. Каприев определяют как “учебник средновековой философии, т.е. тот обязательный фундамент, из которого вырастает любая серьезная интерпретация вне зависимости от ее направленности“):

“Бл. Августин считает, что творческий акт Бога совершает две вещи: он творит и совершенствует.

Он творит материю, но вместе с этим и в тот же самый миг Он совершенствует ее до уровня формы. Бог дает материи наличность и одновременно совершенствует ее, так как в своей бесформенности она должна была бы кануть обратно в ничто. Сотворив бесформенную материю, Он вложил в нее движение к форме, что означает в конце концов тяготение к идее, к Самому Богу: “она, вследствие  своего рода обращения к тому, что истинно и вечно, то есть к Творцу ее субстанции, приемлет форму и становится совершенною тварью (perfecta creatura) (De Genesi at litt., 1,4).”

Далее авторы объясняют подробно, как следует понимать эту концепцию, и заканчивают словами:

“Посему Августин должен противостоять в принципе любому учению о “развитии”, которое каким-то образом допускает возможность нововозникающих форм; ибо не существует иного первоисточника форм кроме их сотворения Богом.

Поэтому сотворенный Богом мир был полон духовного содержания еще в первый миг своего бытия. Все, что он содержит в наличном виде и в качестве возможностей зародышевых оснований, было передано ему по прообразу идей. А так как идеи укоренены в тринитарной жизни Бога, то мир и есть отпечаток святой троичности”.

(Жилсон, Е., Филотеус Бьонер. Християнската философия. София: Университетско издателство “Св. Климент Охридски”, 1994, с. 164, 165.)

[12] Согласно библейскому рассказу растения были сотворены прежде Солнца, что святые Божьи мужи комментируют следующим образом:

”(Моисей) показывает тебе, что все было завершено до сотворения солнца, дабы ты приписывал созревание плодов не ему, а Творцу Вселенной…” (”Беседы на книгу Бытия”, VI, 4, с. 44). (Св. Иоанн Златоуст).

”Земля украсилась прежде появления солнца, дабы заблуждающиеся перестали поклоняться солнцу и считать, что оно – причина жизни” (”Шестоднев”, V, с. 69). (Св. Василий Великий).

”Прежде чем появится солнечный свет и будет произведен травный злак, да будет Его (Божий) свет, предшествующий солнечному свету. Да произрастит земля еще до того как испытает питающую заботу солнца, дабы не было повода для нарастания человеческих заблуждений. Дабы был извещен каждый, что не солнце – виновник растительности… Как может солнце дать растущему способность жизни, если последнее уже было порождено животворящей творческой силой Божией прежде чем солнце вступило в бытие? Солнце моложе зеленого побега, моложе зеленой травы” (”Six Days”, III:6, p. 87). (Свт. Амвросий Медиоланский).

Если принять, что так называемый реликтовый микроволновый фон является остатком света, озарившего Землю и космические просторы в первый творческий день, то возможно, что его температура в то время была достаточно высокой для того, чтобы обеспечить протекание фотосинтеза у растений. (Справка – из-за расширения Вселенной его температура непрерывно падает и в наше время составляет только 2,7 К).

Другое возможное объяснение состоит в том, что Божье присутствие сохранило жизнь растений до появления Солнца. Вспомним случай с Моисеем – когда он беседует с Богом на горе Синай, он сорок дней и ночей не ест и не пьет воду, а его лицо сияет (Исх. 34: 28, 29). Противники креационизма утверждают, что аргументация такого рода не научная, а богословская. Но если мы согласимся с их возражениями, нам придется отвергнуть и все чудеса в Библии, так как они не признаются современной наукой.

[13] См. исследование H. C. Leopold, Exposition of Genesis, Colombus: Wartburg, 1942, p. 135.

[14] Глава III. «Христианский эволюционизм»

http://azbyka.ru/otechnik/Serafim_Rouz/bytie-sotvorenie-mira-i-pervye-vetkhozavetnye-ljudi/2_3

[15] В ”Катехизисе Католической Церкви” учения о Творении и Грехопадении представлены вполне в духе традиционной христианской креационисткой концепции. Нам кажется, что это показывает неспособность согласовать теистическо-эволюционную модель с первыми главами Книги Бытия и с остальными догматами христианской веры.

http://catholic.tomsk.ru/catechism/content.htm

Томас Гексли (1825-1895), считающийся самым ревностным гуманистом своего времени, был известен как ”бульдог Дарвина”, так как защищал и популяризировал идеи эволюционной теории с большим рвением, чем сам Дарвин. В одной своей статье в конце ХІХ века он глумится и насмехается над наивностью тех богословов, которые не в состоянии понять всю несостоятельность своей отступнической позиции и пытаются провести ее в виде оригинального синтеза христианства и науки:

”Я действительно затрудняюсь понять, как кто-нибудь даже на миг может усомниться в том, что христианское богословие полностью зависит от исторической надежности еврейских Писаний. Сама идея о Мессии или Христе нераздельно воткана в еврейскую историю; распознание Иисуса из Назарета как этого Мессии основывается на толковании текстов еврейских Писаний, которые не имеют никакого доказательственного значения, кроме, возможно, исторического характера, приписываемого им. Если не был заключен завет с Авраамом; если Бог не отдал распоряжение об обрезании и жертвах; если “десять заповедей” не были написаны Божьей рукой на каменных плитах; если Авраам только мифический герой – как Тезей; если рассказ о Потопе выдумка; если грехопадение легенда; если рассказ о сотворении сон ясновидца; если все эти категорические и подробные рассказы о кажущихся истинными событиях не имеют больше значения для истории, чем рассказы о периоде Римской империи – то что можно сказать о мессианском учении, которое становится все более неясным?! И что можно сказать о престиже авторов книг Нового Завета, которые согласно этой версии не просто приняли туманные выдумки за твердую истину, но и построили саму основу христианской догмы на плавающих песках легенд?”

Затем Гексли преподает нам урок по новозаветному богословию, цитируя слова Христа из Евангелия от Матфея 19:4-5: ”Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть”?” Далее автор комментирует, что христанские учения о браке, грехе, будущем воскресении и суде зависят от истинности этих событий: ”Если здесь не приписывается божественный авторитет двадцать четвертому стиху второй главы Книги Бытия, то какое значение имеет сказанное? Снова спрашиваю: если человек может произвольно играть с рассказом о грехопадении как с “образом” или “аллегорией”, что делается с основой богословия Павла?” … ”Ибо, как смерть через человека, так через человека и воскресение мертвых. Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут” (І Кор. 15:21-22).

И задает риторический вопрос: ”Если Адам не более истинный человек, чем Прометей, и если рассказ о Грехопадении только поучительный “образ”, подобный мифам о Прометее, то каково тогда значение дидактики Павла?”. В конце Гексли делает вывод о тех, которые не считают Бытие действительной историей: “Остается печальный факт, что позиция, которую они восприняли, безнадежно несостоятельна”.

(T. Huxley, Science and Hebrew Tradition. New York: D. Appleton and Company, 1897, 207, 235, 236.)

[16] ”Consensus patrum”

http://azbyka.ru/soglasiya-otcov-princip-consensus-patrum

Перевел с болгарского Андрей Романов

About andrey