Нет христианства вне Церкви

Радован БИГОВИЧ

Последнее интервью прот. Радована Биговича, в котором сербский богослов говорит о первостепенной миссии Церкви, состоящей в обновлении Богочеловеческой общности – общности с Богом и общности людей. Отец проф. Радован Бигович (1956-2012) был одним из самых больших православных богословов нашего времени, пастырем и духовным наставником многих в Сербской православной церкви.

Создается впечатление, что верующие празднуют самые большие христианские праздники по-семейному, что все больше теряется их богослужебное измерение. Почему важно праздновать в храме?

В наше время христианские праздники и само христианство переживают процесс обмирщения и секуляризации. В результате праздники ассоциируются с чрезмерными расходами, усталостью, отягчением или просто с временем, когда не надо работать. Перестают быть днями радости, когда мы отдаемся Богу и своим ближним, что является главным смыслом всякого праздника. Конечно это не означает, что и в другие дни мы не должны молиться Богу и вершить добрые дела. Литургия – центр и сердцевина праздника, сущность и действия самой Церкви. Все остальные богослужения нацелены на Литургию и именно через нее приобретают свой смысл и полноту. Одно из явлений современной секуляризации Церкви состоит в попытке своеобразной приватизации и индивидуализации христианской веры и жизни. Сегодня большинство людей считает, что могут иметь частные отношения с Богом, при которых нет необходимости в других людях и нет потребности ходить в храм на богослужение. Они считают это религиозной обязанностью, что архаично. Они считают себя православными христианами, но часто причащаются только раз в году или даже реже. За такое проявление секуляризации Церкви несем ответственность и мы, которые находимся в Церкви. Мы не учим людей и не разговариваем с ними, не подготавливаем их, не воспитываем и не показываем достаточно ясно, что вне Церкви христианства нет. Сегодня многие люди не понимают, что при крещении личность становится членом Церкви, которая является конкретной общностью. Многие люди воспринимают крещение как красивый ритуал, согласно народному восприятию, что «человек должен окреститься». Но затем ни разу не появляются в Церкви и при этом думают, что христиане. Мы допускаем это, что никуда не годится. Церковь не предпринимает достаточных усилий, чтобы обновить общество, находящееся в кризисе – кризисе семьи, брака, родительства. Первостепенная миссия Церкви состоит в обновлении Богочеловеческой общности – общности с Богом и общности людей. Дух общности – сущность нашей веры. Этого очень нелегко достичь, потому что в нас действуют силы греха, силы демонического зла, которые отделяют нас от Бога и от другого человека, и нацеливают нашу жизнь на нас самих, делая ее себялюбивой и эгоистичной.

Мы живем в культуре, отрицающей смерть. В связи с непосредственным фактом смерти существует странный заговор молчания. Считается, что разговор о смерти – неприятная тема. Трудно ли сегодня священнику раскрыть на проповеди истину о жизни и смерти в смысле, что люди могут быть спасены через эту истину?

Быть священником всегда было нелегко, особенно истинным священником. Быть священником означает отдать все свое существо Богу и другим людям и быть готовым без остатка служить Богу и людям. Большинство людей чаще всего обращаются к Богу за помощью. И мы часто пользуемся, служим Богом, а не служим Богу, что не одно и то же. Священничество не имеет смысла, если оно не является истинным служением Богу и истинным служением людям. Недостаточно просто говорить о Боге, нужно подавать личный пример. Мы говорим о Боге часто совсем неубедительно. Это похоже на празднословие и идеологию, потому что наши дела говорят об обратном. Я думаю, что на многих людей больше воздействуют примеры, дела и свидетельства. Человек – свободное существо, но и существо, которое сомневается. Есть очень много людей, которые не верят в Бога и еще меньше в Христовое Воскресение. Они говорят, что смерть – естественное, нормальное явление. С другой стороны, все человеческое творчество является подсознательной борьбой с самым большим врагом – смертью. Если Христос не воскрес, если человек не имеет возможности иметь вечную жизнь через общение с Христом, то, как говорит апостол Павел, наша вера пустая и бессмысленная. Созидание нашей веры на основе Воскресшего и Прославленного Христа является залогом и нашего воскресения..

Какова наша вера сегодня? Можем ли мы быть критичными к тем, которые сводят ее к исполнению религиозных ритуалов или к тем, которые считают ее частью национальной идеологии, этнофилетизмом, сбором нравственных правил, способом, по которому Бог как некий идол благославляет их богатство, власть и имущество? Что есть вера сегодня и что точно не вера?

Думаю, что у среднестатистического верующего присутствуют все эти элементы. Вера в своем первоначальном библейском значении предполагает доверие к Богу, доверие к другому человеку и поиск своей идентичности через другого – через Бога и ближнего. Из опыта мы знаем, что можем иметь доверие к другому, только если любим его. Это значит, что вера отождествляется с любовью. С другой стороны, трудно любить другого, если не иметь к нему доверия. Любовь отождествляется с верой и предполагает веру. Сущность нашей веры состоит в отдавании себя Богу и принятия Бога как другой половины нашего существа. Для нас Бог как вдыхание воздуха, мы не можем представить свою жизнь без Бога, против Бога и независимо от Бога. Но наша любовь к Богу и Божия любовь к нам всегда предполагает и нашу любовь к другим людям. Мы не можем любить Бога, Которого не видим, если не любим близких, друзей, соседей, людей,с которым встречаемся и которых знаем.

Может ли современный человек оторваться от своего «я», обратиться Богу, перестать ожидать чего-то от Него (здоровья, успехов, любви, денег…), а выполнять Божию волю?

Существуют различные уровни веры и верования. В начале есть даже «вера из страха», когда человек верит в Бога, боясь наказания или пугаясь ада. Вторая фаза – «вера наемника», когда мы верим в Бога по каким-то утилитарным причинам, ожидая от Бога награды. Существует и третья фаза, когда мы верим в Бога, потому что любим Его, не ищем выгоды и не боимся наказания. Вероятно человек проходит через эти три фазы. Некоторые останавливаются на первой и второй ступени, меньшинство достигает третьей. Наш известный профессор Владета Иеротич говорит, что в каждом человеке существует некоторый языческий слой, языческая, ветхозаветная и новозаветная религиозность. Думаю, что это утверждение оправданно. У нас оригинальное Церковное предание обновляется и все больше людей вдохновляются им. Литургическая жизнь обновляется может в большей степени, чем в других поместных Церквах, так что мы можем послужить и примером для других.

В какой степени Церковь присутствует сегодня в обществе и как влияет на нашу общественную и культурную жизнь и идентичность? Вы много писали об этом.

Я писал об этом, т.к исторические обстоятельства меня заставили. В историческом плане Церковь всегда стремилась давать ответы на конкретные вопросы, поставленные современным человеком. Социологические и политологические вопросы важны для нашего времени, но не являются первостепенными для Церкви. О том, что думает Церковь о демократии, правах человека, европейской интеграции и других подобных вещах высказывались умнейшие богословы, входящие в состав Святейшего Синода и Собора, что является знаком, что эти вопросы все же важны. Трудно сказать, какова роль Церкви сегодня в жизни нашего народа и нашего общества. Если всмотреться в общественную жизнь и общественную мораль, то здесь очень мало христианства. Если рассматривать христианство с нравственной точки зрения, то нужно признать, что Церковь и христианство потерпели поражение. Наша эпоха – эпоха, когда распались все традиционные ценности. Думаю, что православные христиане должны знать, что для современного человека Евангелие не может толковаться как сбор нравственнх норм, запретов и наказаний. Человек сопротивляется этому, потому что с момента своего появления на свет и до конца жизни он постоянно является объектом каких-то норм, запретов, наказаний и угроз. Человек не хочет бога-сатрапа. Сегодня важно, чтобы Церковь постоянно говорила о о том, что Божия любовь к нам и наша любовь к другим всегда предполагает любовь к другому человеку без значения, какой он. Мы не должны ставить условия для этой любви так же, как Бог любит каждого человека, не делая различий и оставляя человека свободно решать ответить на эту любовь или нет. Господь хочет, чтобы мы Ему доверяли и имели отношения с Ним. Это – сущность всего. Если мы хотим обновления Православной веры, мы должны свидетельствовать об этом Как Бог всегда имеет доверие человеку, так и мы должны верить, что даже самые большие грешники в определенный момент могут обратиться к Богу и стать святыми Божиими чадами. Может быть и так, что кто-то всю жизнь преданно служил Богу, а после какого-то несчастья стремительно отдалился от Него.

Дает ли ответы Церковь в духе времени, который в так называемую эпоху постмодерна воспитывает индивидуализм, личную свободу, «свободное» отношение к моральным ценностям, демонстрирует мощь шоу-бизнеса и рекламы? То есть дает ли ответы на искушения, которые ставит перед нами современная жизнь?

Перед Церковью всегда были два опасных искушения: первое – подчиниться миру, соображаться с ним и «модернизироваться», и второе – проповедовать известное бегство от истории и мира. В различные периоды истории присутствовало и одно, и другое искушение. О Православной церкви часто говорят, что она склонна к бегству от истории и от мира, а о Западной – что в ней преобладает искушение подчиниться духу времени. Вероятно такое обобщение не совсем точно. Думаю, что истинный вопрос не в том модернизируется ли Церковь, чего желают внутри и вне ее. Ключевой вопрос – функционирует ли она церковным образом? Если Церковь и ее институты функционируют церковным облазом, тогда она актуальна во всякое время и на всяком месте. Тогда Церковь – самая современная. .

Церковь функционирует ли сегодня церковным образом?

Не полностью и не в достаточной мере. Сегодня Церкви необходимо согласовать свои институты с самой природой Церкви. Существует сильно выраженная тенденция отрицания природы Церкви церковными институтами и наооборот – природа Церкви отрицает существующие церковные институты. Создается очень серьезное напряжение, которое недостаточно осознается. Если Церковь не начнет серьезно, церковным и богословским образом рассматривать и анализировать эту проблему, это неизбежно приведет к трагическим последствиям..То, что это именно так, свидетельствует тот факт, что большинство верующих (народ) избегают церковных институтов. Народ все еще интересуется и имеет доверие к святым Таинствам, Литургии, богослужению. А к церковным институтам не имеет никакого доверия, даже их избегает. Все указывают на слабость церковных институтов, которые обюрократизировались и секуляризовались, стали инертными и как будто парализуют церковную жизнь. Если Церковь говорит на аутентичном языке, она всегда будет современной, потому что будет заниваться вечными проблемами и вопросами.

Как вернуть доверие к священникам и какие отношения они должны иметь со своими прихожанами?

Мы имеем все более качественных священников, вопреки всем бедам и несчастьям, с которыми наша Церковь живет уже более половины века. Трудно дать точные предписания священникам, как проповедовать и держаться. Вот почему личный пример и свидетельство – самый лучший способ. Если кто-то переживает Христа и таинство веры на личном опыте, он всегда найдет адекватную форму выразить это, иногда даже и молчанием. Но если священник не имеет переживания Бога, не имеет истинного церковного и религиозного опыта, то всегда будет говорить неубедительно. Церковные школы должны подготавливать таких священников, которые готовы разделить все свое существо и всю свою жизнь с другими. Их первостепенной миссией является не столько исполнение обрядов, как это часто случается, а построение Церкви и общности и оформление их общего мировоззрения. Позади нас остался период, когда слава (чествование памяти святого, покровителя семьи в Сербии – прим. пер.) была важнее Литургии. Помню, что многие не отслуживали Литургию, а имелись и такие, которые даже и не умели ее служить, потому что это не было важно. Водосвятие и слава были важнее. Люди должны собираться на Литургию, потому что это – сущность нашей веры.

Как быть с постоянной христианской антиномией – быть в мире, но не быть от мира?

С одной стороны, мы не должны отождествляться с духом времени этого мира, не соображаться с ним, а с другой – не нужно иметь богомильско-манихейского отношения к миру и Божиим творениям. Бог пришел в этот мир, воплотился, принял человеческое тело, чтобы спасти все творение и соединить его со Своим Отцом. Все, что сотворил Бог – добро. Смысл подвига не в том, чтобы человек мучился, а в освобождении от мирского. Думаю, что мы больше всего страдаем из-за своей привязанности к вещам этого мира, которые преходны.

Как Вы видите свидетельство Православной церкви в свете европейской интеграции?

Все главы Православной церкви в принципе поддерживают интеграцию европейского континента, но она не должна сводиться только к экономической и политической интеграции, а должна быть и своеобразной реинтеграцией христианского этоса, потому что европейский континент немыслим без христинства. Сейчас впервые в истории мы находимся в ситуации, когда около 200 миллионов православных имеют возможность свидетельствовать в европейском пространстве. Когда-то Западная и Восточная Европа были разделены и отчуждены. Новая историческая реальность – шанс для миссии Православной церкви на европейском континенте. Церковь не имеет причины не поддерживать эту интеграцию, считая, что на первом месте должно быть духовное объединение европейского континента.

www.pravoslavlje.rs

About andrey