Не Иуда предал Христа, а сон учеников

Интервью со старцем Никоном Святогорцем

В мире, который живет в смуте и кризисе, в мире, который потерял ориентацию, не существуют ли сегодня новые тревоги, новые страхи и соответственно новые послания?

И страхи, и тревоги старые. Когда сегодня мы подчиняемся человеку и не подчиняемся Богу, то какого развития можно ожидать?

Мы боремся достичь уровня древних эллинов, не потому что не развивались как христиане, а потому что мы настолько вернулись назад, что не находимся на высоте даже древних эллинов. Именно поэтому античные трагедии имеют такое вселенское измерение. Вопрос Антигоны – подчинюсь человеку или Богу? – затрагивает все народы, государства, весь мир. Этот вопрос в определенный момент встает перед всеми. Выбор идти путем добродетели или порока стоял не только перед христианством, но и перед Гераклитом, и он пошел путем добродетели. Сегодня мы свидетели духовного обмана, который не начался вчера, а представляет процесс, развивающийся в течение десятилетий. Люди стали овцами. А это значит, что проблема не только в управляющих, но и в управляемых. Один мой знакомый сказал: «Но, батюшка, все стада хотят одного пастуха. Все овцы ищут одного пастыря, который будет их вести. Что же нам делать?». Очень просто, перестаньте быть овцами! Когда кто-то согласен быть овцой, он хорошо знает, что его будут стричь, затем зарежут и свимут шкуру. Пора проснуться и перестать быть овцами.

На что Вы намекаете?

Недавно в новостях сообщили, что в одном государстве мусульмане ворвались в дом каких- то людей и зарезали их, потому что они были христианами. Десять мучеников за одну ночь! Убийцы имели огнестрельное оружие, но не застрелили свои жертвы, а убили ножом. А наше оружие древнее и предвечно известное. Св. ап. Павел сказал, что надо облечься в оружие света (ср. Рим 13:12). Наше оружие – не их оружие.

Каково же наше оружие?

Исповедь, молитвата, наш ум. Мы не должны давать в руки убийц оружие, которое они будут использовать против нас или против других. Когда даешь деньги каким-то наркоманам, ты его подталкиваешь к пропасти. Это не любовь.

Нужно очиститься от своих страстей, от гнева, невежества, злобы, которая нас терзает. Нужно трезво вглядеться в себя и тогда сможем ясно увидеть другого. В противном случае мы не можем понять кто наш брат, а кто убийца. Если не очистим свой ум, ничего не можем сделать.

И как изменится отношение к нам тех, которые нас ненавидят, если мы, как Вы говорите, будем исповедоваться, причащаться, поститься и молиться?

Мы не можем изменить других, но когда изменяем себя, когда делаем, что можем, Бог сделает то, что мы не можем, вместо нас. Он изменит ситуацию. Как это случилось в 1821 г. (тогда было положено начало греческому восстанию против Османской империи – прим. пер.). Говорят мне: трудные годы! Почему? Когда христиан бросали на съедение львам, лучше ли были годы? Говорят: трудные времена для Греции. Да, но Греция существует. Она 400 лет не существовала на карте мира. И снова появилась. Как это стало? Очень просто. Греки делали то, что могли, а Бог сделал то, что они не могли. Горстка голодных людей восстала против целой империи, которая простиралась от Австрии до Ирана. Почти все правительства заключили соглашение о незыблемости границ Османской ивперии. Греки должны были преодолевать сопротивление не только мусульманских стран, но и мнимых христианских, которые заключили такое соглашение. Как и сегодня: христиан убивают, а я слышу, как некоторые говорят: “Все мы мусульмане!”.

Но вернемся в те времена. Что делали греки, чтобы справиться? Близ Агриньо (город в Греции – прим. пер.) есть один женский монастырь. В ХІХ в. он был мужской и монахи разводили овец и коров. Георгий Караискакис (лидер повстанцев, боровшихся за независимость Греции – прим. пер.) написал письмо в монастырь. Это было в марте. Повстанцы были в горах – замерзшие, голодные, засыпанные снегом. В письме Караискакис обратился к монахам с просьбой: “Пошлите нам, честные отцы, хлеба, постного масла, маслин, фасоли!” Не барана, которого они могли заколоть и съесть, не сыр, а маслины, постное масло, фасоль и хлеб. Почему? Потому что был Великий пост и они, умирающие с голоду, его соблюдали. Разве Бог оставит таких людей? Письмо существует и сейчас. А Константин Канарис (греческий адмирал, воевавший за независимость Греции – прим. пер.) говорил: “На берегу перед посадкой на корабли мы пели молебственный канон Пресвятой Богородице”. Пели во тьме. Имели ли они церковные книги? Конечно нет. Они знали его наизусть. А сегодня колокол звонит к вечерне, а мы даже его не слышим. Разве другие виноваты? А тогда греки делали то, что могли, а Бог делал то, что они не могли. Тогда они вызвали такую любовь в сердцах других народов, что из других стран приезжали люди воевать плечом к плечу с ними. Разве греки знали что-нибудь о Мексике? Но мексиканцы приехали воевать на стороне Греции. Не греки, а Бог произвел эту перемену в сердцах других. Сами греки даже не знали, откуда именно пришли все эти люди .

Хочешь изменить кого-то. Начни с самого близкого – с себя. Если ты себя изменишь, если не будешь гневаться, перестанешь быть эгоистом, гордецом, тогда твоя жена будет иметь уравновешенного мужа, дети спокойного (не нервного) отца, а друзья верного друга. Мы представляем проблему для себя и превращаемся в проблему для семьи, квартала, друзей, для села, для нашей родины…

Наше оружие – молитва, любовь, рассудительность, пост, церковные Таинства. Это ядерная сила, которой мы располагаем. Почему десятилетиями в одном атеистическом государстве убивали христиан только потому, что они христиане? Чего боялись? Не были ли христиане голодными, немощными? Какое оружие они имели против тех, которые имели атомное? Христиане имели молитву, имели пост. Именем Господа восхвалимся. Дьявол знает, кого бояться. Почему хотят закрыть христианские телевизионные и радиоканалы? Потому что боятся слова истины, боятся любви..

Не требуй от филина, чтобы он летал днем. Он любит тьму. Не может крот делать свою работу при свете – он живет во тьме и таковы его дела. Есть люди-кроты. Это не сегодняшние или вчерашние люди – такие были еще перед Рождеством Христовым. Потому что для нас невыносимо даже видеть святого. Почему грешному, который жаждет власти, секса, удовольствий, богатства невыносимо и мучительно видеть перед собой святого человека? Потому что он видит, каким он был и как пал. И поскольку хочет продолжать блудствовать, грабить, обманывать, он, чтобы сохранить комфорт, разбивает это духовное зеркало перед собой. Он готов уничтожить праведного, убить святого, чтобы не обнажить свое собственное духовное уродство.

Поэтому всегда будут преследовать и убивать святых. И искренние враги нашей веры, которые открыто об этом заявляют, и лицемерные приятели христианства, которые иногда даже пребывают в пространстве Церкви. Кто мучил преп. Максима Грека? Православные христиане. Кто оклеветал св. Нектария Эгинского? Не Нерон, не Диоклетиан, не Сталин, не Мао, а люди, считающие себя христианами. Итак, будем бороться оружием света, Божьего слова как против скрытых, так и против открытых врагов.

Митрополия в Патре раздала 1200 порций продовольствия, много одежды и лекарств только чужим иммигрантам. Потому что Евангелие учит нас поступать так. Раз они так или иначе оказались в нашей стране. У нас есть притча о добром самарянине, которая учит, что надо поступать так…

Греки сострадательны и когда кто-то нуждается, ему помогают. Это мы видим и в приходах, где православные раздают бесплатное продовольствие каждому, кто нуждается, в том числе и мусульманам. Вспоминаю одного несчастного человека из Пакистана, который приехал в Афины вместе со своей семьей. Четверо детей. Жена больна раком. Предоставили им для жилья один склад. Один хороший человек мне сказал: «Очень жаль их, но не могу помогать много. Только пять евро в неделю могу отделять»…. Знаю, что в некоторых супермаркетах продукты, чья годность близка к концу, дают нуждающимся. Мой близкий брал муку, ванилин, сахар и каждое воскресенье приготавливал торт и приносил его пакистанской семье. Однажды он спросил пакистанца, почему он приехал сюда, в Грецию. Тот ему дал неожиданный ответ: „И в Пакистане я голодал, и там был беден, но там я был рядом с матерью, там были мои братья, мои близкие”.

Когда мы не можем видеть зло, которое в нас, свои собственне ошибки, как можем отличить несчастного эмигранта от ожесточенного врага? Если со злобой, гневом, который носим в себе, пойдем против них, не будем знать, кого гнать и кого нет. Кого сажать в тюрьму, а кого оставлять на свободе. Из любви к ближнему наченем изменения в себе, чтобы не повторять ошибок прошлого.

Кто-нибудь может сказать, что Вы испытываете ксенофобские чувства?

Первый Странник, Кого христианин возлюбил – это Христос. Мы поем на Страстной неделе: “… дай мне этого Странника…” Христианин служит Страннику. Каждый христианин знает, что в этом мире мы все иностранцы. Здесь нет нашего отечества, наша родина в другом месте. Может быть мы не незаконные эмигранты, но мы – переселенцы по всей земле. Поэтому христианин истинно любит странников. Многие другие только притворяются друзьями странника, чтобы его эксплуатировать.

Когда мы хотим помочь кому-то, нужно быть внимательным. Потому что здесь недостаточно только хорошего расположения – наша любовь должна быть Христовой любовью, а не дьявольской… Любовь – любимая одежда дьявола. Дьявол приходит, одетый в любовь. И Гитлер некоторых любил, а из других делал мыло. И Ал Капоне любил своих верных людей, но терроризировал весь Нью Йорк. И другие сегодня имеют любовь к своим людям и одновременно готовы грабить, красть и убивать других. Нет. Это не наша любовь. Наша любовь это не любовь политиков, которые приходят и говорят: „Поддерживаем вас и стоим рядом с вами!” и ничего не дают. Мэр одного большого города раздал отромное количество продовольствия голодающим иностранцам. И все воскликнули: “Смотрите, какой хороший мэр!” Но мэр забыл сказать, что эти продовольственные продукты были посланы Кипрской церковью как дарение. Это опасная любовь таких мэров и политиков. Любовь лицемеров. Любовь, которая кормит кого-то, не потому что его любит, а потому что негласно хочет ему сказать: “Ешь и подавись, чтобы много не говорил!”

Когда даешь другому без любви, обижаешь его. Один святой говорит: “Бросишь ведро в колодец, достаешь воду и даешь жаждущему пить, но перед этим посмотри, не достал ли ты с водой и какую-нибудь жабу, чтобы не дать и ее”. Поэтому давайте очистимся сперва от жаб, которые в нас, а потом уже давать другим. Как сказал Достоевский, мы не приносим другим то, что имеем, а то, что мы есть.

Когда мы, христиане, протестуем, кто-нибудь вообще слышит ли нас, воспринимает ли серьезно? Мы боролись, например, сохранить запись о вероисповедании в личных документах. Тогда партии в оппозиции нам давали обещания, что если придут к власти, сохранят такие записи. И потом говорили то, что перед ними говорили партии власти: “Сейчас ничего нельзя сделать – Европа против!”…

Церковь справедливо протестовала против многих процессов в обществе. Проблема в том, что люди не протестовали постоянно и не всегда правильным образом… Поэтому св. апостол говорит, что добро – не добро, если не делается добрым образом (ср. Иак. 4:3). Хотим ли мы сделать добро, сделаем это хорошим способом, а не как коммунисты. Не будем подавлять тех, которые имеют мнение, отличное от нашего, как это происходило в России в течение 70 лет и как это происходит сейчас в некоторых мусульманских странах, где насилуют и убивают христиан, поскольку они имеют различную веру. Недавно я получил письмо от одной женщины, в котором она говорит: “Мы имеем права, мы свободны ненавидеть!” Нет, мы христиане и мы не свободны ненавидеть. Если ты свободен ненавидеть, ты не христианин.

Что мы, греки, должны уразуметь о своей жизни… до того, как совсем сойдем с ума? Видим, что все больше людей страдают психическими расстройствами.

Американский пастор Мартин Лютер Кинг сказал: “Не Иуда предал Христа, не надо обвинять Иуду, виноват сон Его учеников”.

Когда Христос проливал кровавые капли пота в Гефсиманском саду, ученики спали, а Иуда бодрствовал и отправился Его предавать. Наступило время ученикам проснуться и сделать свою работу.

Мы спим, а противники Христа действуют. И весь этот кризис довел многих людей до самого большого греха – до самоубийства.

Самоубийство представляет собой реакцию, которую больше всего надо порицать. Это решение побежденного, того, который не хочет бороться и подвизаться. Это окончательное падение человека. Поэтому Церковь осуждает этот акт более сурово, чем какой-либо другой грех. Потому что, если ты совершил другие грехи, то потом можешь покаяться, получить спасение и начать помогать другим. Но когда посягаешь на свою жизнь, не оставляешь места для покаяния, не позволяешь Богу сделать добро, которое Он мог бы сделать для тебя. Ты как будто отрезаешь руки Бога, как будто Ему говоришь: “Не хочу, чтобы Ты меня спас!” Это хула на Святого Духа, Которому ты не позволяешь тебе помочь… Поэтому Церковь так строго относится к тому, кто сам лишил себя жизни, но делает это не для того, чтобы его наказать – его Бог будет судить. Церковь имеет такую твердую позицию по этому вопросу, чтобы помочь тем, которые живы, понять насколько страшен такой выбор… Церковь делает это из любви. Поэтому, как бы мы ни любили того, кто покончил с собой, давайте не будем лицемерно считать, что наша любовь больше любви тех, которые проливают кровь за других, Того, Кто пролил Свою кровь и за самоубийцу – потому что Христос дал себя убить и за него.

Как бы ни был для нас, христиан, труден данный момент, нужно всеми силами бороться со своим эгоизмом. Тем более, что Господь будет судить нас по тому, сохранили ли мы на деле свою веру и проявили ли ее через любовь. Наступило время доказать, что мы люди Бога и поддерживаем каждого нашего брата. Потому что, если я знаю, что семья около меня страдает, а я остаюсь безразличен, не делаюсь ли я ответственным за то, что человек от отчаяния лишил себя жизни?

Святой апостол Павел говорит, что мы все одно Тело. В христианстве не существует индивидуального спасения. Ты не можешь быть безразличным к другому, потому что “другой” не существует. Он – икона Бога и поскольку дьявол не хочет Божьих икон, он стремится их уничтожить своим оружием. Христианин знает то, о чем сказал английский поэт Джон Дон: “Человек не остров, закрытый в себе; человек имеет связь с континентом, он – часть всего остального отнесет ли море кусок земли, территория Европы становится меньше, как и если отнимет целый полуостров или разрушит замок твоего друга или твой собственный замок. Каждая человеческая смерть уменьшает меня, я – часть всего человечества. И потому не спрашивай, по кому звонит колокол: он звонит по тебе”. Кто бы ни покинул этот мир, ты тоже уходишь с ним. Так думают христиане… Пока люди существуют, звон колокола будет их трогать.

Верите ли Вы в это, имея в виду все безумие современного мира?

Да, потому что этот звон всегда будет им напоминать о распятой Любви. А пока есть бесчеловечные люди, они будут пытаться остановить звон колокола, чтобы не чувствовать угрызений совести, чтобы не испытывать беспокойства в преступлениях, которые они задумали совершить. Мы можем отличить одних от других.

Значит, колокол в более широком смысле пробуждает совести, превращается в духовное зеркало, в которое смотримся и видим уродливость своего сердца?

Именно так. Но нужно пытаться подражать примеру святых. Св. ап. Павел говорит: “Будьте подражателями мне, как я Христу” (1 Кор. 11:1).

Если мы последуем примеру святых, то изменится ли реально наша жизнь и станет ли она лучше?

Действительность по-настоящему изменится, и наша жизнь станет жизнью в истинном смысле слова, а не состоянием полусмерти. Всегда будут такие примеры, Бог всегда будет иметь своих святых. Христос сказал: “…и вот, Я с вами во все дни до конца света”. А святые – Его продолжение и сегодня. Одновременно со святыми будут существовать и люди, полные ненависти. И эти люди будут всегда воевать со святыми Христа… Это мы видим в жизни большого святого – старца Ефрема Аризонского… Видим, как Александрийская патриархия лишила св. Нектария должности, в то время как чудеса в его жизни свидетельствовали о его святости, а также в жизни Александрийского патриарха Петра, погибшего в катастрофе с вертолетом несколько лет тому назад…

Здесь можно вспомнить и о мученической смерти св. Филумена (игумена монастыря Колодца Иакова в Самарии, мученически погибшего 29 ноября 1979 г., когда служил вечерню) на Святой земле.

Именно. И если в этом случае вину имеют иноверцы, которые его убили, то что можно сказать о православных, которые атаковали святых!? Таких, как Максим Грек, как св. Нектарий Эгинский и других.

Хрисанф Стелатос

Интервью опубликовано с сокращениями

About andrey