Огурцы и правосудие

Димитр СПАСОВ

1 июля 2009 года – одна из светлых дат европейской истории. Здравый смысл восторжествовал в этот день, пишет в своем комментарии Димитр Спасов, редактор портала dveri.bg.

В магазинах и на лотках Европейского Союза вновь появились кривые огурцы, неравномерно пигментированные яблоки, разнокалиберный лук. До этой даты Европейская комиссия регламентировала внешний вид, аромат и вес 26 продуктов (фруктов и овощей).

В конечном счете Комиссия все же приняла во внимание простые факты и массовые протесты фермеров: стандартизация всего не есть верховное благо; глупо навязывать законы биологическим процессам, которые протекают в разных климатических средах; одинаковость не означает большую вкусность (даже наоборот); неморально выбрасывать годную к употреблению пищу, внешний вид которой не отвечает директиве и т.д. и т.д.

3 ноября Европейский суд по правам человека в Страсбурге осудил Италию за распятия в классах, что по мнению судей нарушает право родителей воспитывать детей согласно своим убеждениям и право детей на свободу вероисповедания.

С жалобой в суд обратилась итальянская гражданка финского происхождения Солие Лауци, которая считает, что присутствие распятия в школе нарушает принцип светского характера образования, а также ее право воспитывать своих детей так, как она считает нужным.

Что общего между этими двумя событиями, связанными с двумя различными учреждениями? Оба звучат как скетч из “Комиков”. В обоих случаях не принимаются во внимание базисные факты. Верные сами по себе принципы – стандартизация торговой сферы, с одной стороны, и право на самоопределение и свободу вероисповедания, с другой – доведены до полного абсурда. Впрочем, решение суда в Страсбурге особенно опасно именно потому, что дискредитирует принцип личных прав и свобод человека, давая возможность авторитарным режимам и социальным инженерам по всему миру говорить: ”посмотрите на европейцев, посмотрите на них, до чего они дошли!”

Едины в многообразии – таков девиз Европейского Союза. Но за вышеупомянутыми решениями европейских учреждений скрывается боязнь многообразия. Лучше всего, чтобы овощи не были очень кривыми, но и не слишком прямыми, не водянистыми, но и не очень сухими, зелеными, но не очень, большими, но не особенно. До этой точки все это скорее забавно. А нам, людям, лучше всего быть мужчинами, но не чересчур, женщинами, но умеренно (чтобы никого не обидеть). Религия? Большая головная боль! Лучше всего быть на равном расстоянии от христианства, ислама, буддизма или относиться одинаково враждебно к ним. Христианство видится некоторым как идеология – чересчур много страсти, очень большая опасность индоктринирования, большая историческая обремененность, много агресивных, категоричных и непремиримых посланий. Считается, что атеизм и полная индифферентность по отношению к религии – это эталон бесстрастности и беспристрастности. Глупости! Доведенная до предела светскость мировоззрения содержит устрашающий заряд пристрастности и примитивной идеологии. И в конце концов оказывается что во всем многообразии некоторые более многообразны, то есть легитимны.

В приступе богомильско-катарского протеста распятие может показаться кому-то угрозой. Но можно увидеть в нем и простертые  для объятия руки, как в прекрасном стихотворении Пастернака. Руки, готовые обнять детей, стариков, мужчин, женщин, города и села, реки, горы и леса…

Почувствовать это объятие, сделать шаг вперед или повернуться к Нему спиной – зависит полностью от свободной воли, которую христианство ценит и ценило много ранее появления суда в Страсбурге.

About andrey