Ответ на вызов Стивена Хокинга. Часть I: Философия науки

Валентин ВЕЛЧЕВ

В чем состоит вызов

В 2010 году вышла книга ”Высший замысел” знаменитого британского космолога и популяризатора науки Стивена Хокинга, написанная в соавторстве с американским физиком Ленардом Млодиновым. Книга успела вызвать бурную реакцию религиозных лидеров [1] еще до своего выхода в свет благодаря намекам авторов на то, что в ней они сумели опровергнуть сэра Исаака Ньютона, утверждавшего, что Вселенная не могла возникнуть из хаоса, а является делом всемогущей Божьей десницы.

По словам Питера Галисона: ”Любой автор позавидовал бы Хокингу и Млодинову за внимание, оказанное их книге ”Высший замысел” со стороны архиепископа Кентерберийского, главного раввина и председателя Совета мусульман Великобритании. Все трое ищут теоретические ”оружия”, которые помогли бы им оказать отпор утверждениям обоих физиков, в своем общем труде расшатывающих убежденность верующих в существовании Бога” [2].

Привожу заключение Хокинга из конца книги: ”Ибо есть закон, такой же, как закон гравитации, по которому Вселенная может создать и создает себя из ничего. Спонтанное возникновение – вот причина того, что есть нечто, а не ничто, и ответ на вопрос, почему существует Вселенная и существуем мы сами. Нет необходимости прибегать к услугам Бога, который развернул бы Свои планы и задействовал Вселенную” [3].

Ряд других исследователей также присоединяются к указанной точке зрения, считая, что наука служит сильнейшим противоядием от ретроградного философского и религиозного мышления. Известный физик Лоренс Краус даже советует: ”Забудьте об Иисусе! Звезды умерли, чтобы родились вы” [4].

Мы поднимаем ”брошенную перчатку” и постараемся ответить на вызов, брошенный христианству натуралистами среди современных ученых.

К чему стремится наука?

Как бы парадоксально это ни звучало, но, по словам одного моего знакомого астронома, “именно ученые с христианскими убеждениями создали так называемый ”методический материализм“, который применяет наблюдение и эксперимент и отдает предпочтение естественным объяснениям феноменов природы“. Деятели Просвещения, боровшиеся с Церковью, а затем и ряд атеистически настроенных мыслителей постепенно превратили этот подход в идеологический, т.е. поставили знак равенства между материализмом и наукой. Но осмелимся отметить, что задача науки скорее не столько в нахождении естественных причин явлений, сколько в раскрытии объективных истин о вещах в действительности.

Воспользуюсь парафразой классического примера Уильяма Пейли с часами. Какой-то умелый мастер изобрел первые карманные часы, но потерял их, гуляя по лесу. Вы натыкаетесь на красивый, сделанный из меди предмет, открываете его и внимательно рассматриваете его части. В конце концов вы понимаете, что все его механизмы настроены так, чтобы он с большой точностью показывал время. Тогда вы решаете показать находку вашему знакомому профессору, чтобы он объяснил вам, как она возникла. Находите его в кабинете, разговаривающим со своим коллегой. После долгих размышлений, он начинает свое объяснение так: ”Вы открыли эту вещь в природе, следовательно она ее и создала. Этот предмет возник в результате продолжительной и сложной эволюции меди“. И теория начинается: ”В начале Земля формировалась как планета в гигантском газо-пылевом облаке, который уплотнялся […] и была разогрета до тысяч градусов. При ее медленном остывании медь выделилась из других веществ в виде чистого металла вследствие различия в их точках отвердевания […]. Особый вид кристаллизации привел к тому, что атомы меди образовали различные пружинки, зубчатые колесики, винтики, циферблаты и стрелки. Первичная материя была полна ими […]. Сложным образом они группировались в часовой механизм и в результате чего-то похожего на ”естественный отбор“ оставались существовать более точные, пока не получился этот вид, который очень точно определяет время“.

“Но возможность случайного образования этого предмета в природе пренебрежимо мала, – возражает другой профессор, – почему в таком случае не допустить, что он был изготовлен разумным создателем?“

Что получается на практике? Если критерием научности является нахождение естественных причин происхождения всего, то тогда первое объяснение научно, но неверно. А второе – верно, но не научно.

Поэтому не лучше ли принять, что на самом деле задачей науки является открытие объективной истины? Тогда все становится на свое место. Там, где действуют природные явления и законы, вещи будут объяснены с их помощью, а там, где имело место разумное вмешательство, оно должно быть признано. Стрелки часов движутся посредством эластичной силы пружины, но сами часы не появились в результате ”сложной эволюции меди“. По аналогии все процессы в природе имеют естественные причины, но она как целое не является ли делом искусного Творца?

Если мы не можем доказать наличие Божественного интеллекта, то как тогда подтвердим наличие человеческого разума?

А сейчас постарайтесь войти в роль гениального ученого. Вы сделали великое открытие, на базе которого сконструировали, например, двигатель с очень высоким коэффициентом полезного действия. Вы представляете свою теоретическую разработку и модель двигателя в соответствующую патентную комиссию на одобрение. Вам говорят, что назначат подходящего эксперта, который рассмотрит вашу работу. После соответствующей проверки вы с глубоким удивлением слышите от него следующее:

– Теоретическая постановка правильна и не противоречит природным законам. Практические испытания также показали, что двигатель действительно обладает указанными свойствами. Но мы не можем быть уверены, что все это сделано вами, потому что могло возникнуть и случайно.

– Как это? – недоумеваете вы.

– Очень просто. Например, возможно, что кошка пробежала по клавишам вашей пишущей машинки, в результате чего на бумаге появилась идея этого изобретения. Какой-нибудь взрыв в вашей мастерской также мог стать причиной появления представленного двигателя.

– Да что вы такое говорите? – все больше возмущаетесь вы. – Разве вы не понимаете, что я обладаю интеллектуальным потенциалом и физической способностью создать эти вещи, и что следовательно вероятность того, что я их автор, составляет сто процентов? А вероятность их случайного возникновения пренебрежимо мала. Кроме того, есть много свидетелей, которые видели, как я работал над ними.

– Видите ли, возможно, что события, на которые я вам указал, случились раньше. Вы только повторили все перед другими людьми, чтобы уверить их, что вы истинный изобретатель машины.

– Чтобы осуществилась ничтожно малая случайность, необходимо длительное время, – не отступаете вы.

– Не обязательно. По теории вероятности она может реализоваться и с первого раза. Более того, если принять современное представление о Мультивселенной [5], то тогда все в каком-нибудь из бесчисленных миров кошка сможет написать научную статью, а двигатель самосконструируется из энергии взрыва. По спонтанно возникшему мосту между вселенными вы могли получить изобретение, подобно почтовой посылке, прямо в ваш дом.

Выслушав внимательно обе стороны, комиссия постановила:

– Пока существует даже ничтожная вероятность того, что все возникло случайно, мы не можем быть уверены в вашем авторстве.

Тогда вам в голову приходит блестящий ответ:

– В таком случае вы наверное скажете, что и все достижения человечества, которые считаются продуктами нашей сознательной деятельности, может быть, возникли случайно. Согласно вашей логике, люди, претендующие на их создание, должны отказаться от своих авторских прав, от званий, и вернуть полученные вознаграждения. Согласны ли вы сделать это?

Материалисты, однако, всегда стремились распространить мнение, что раз существует даже бесконечно малая вероятность случайного возникновения мира, то она обязательно осуществилась на практике. Но согласны ли они, чтобы их самих мерили той же мерой? Раз есть вероятность, что достижения нашей цивилизации случайны, то, согласно вышеуказанным рассуждениям, нельзя доказать, что они сами вообще что-то создали. Но если так, то какие же это ученые? И можно ли в таком случае им верить?

Другими словами: если теория Мультивселенной объясняет разумный план в природе без вмешательства Бога, то тогда ее с тем же успехом можно применить и к происхождению всех артефактов, т.е. становится абсолютно невозможным доказать наличие и человеческого разума.

Более того, здесь стоит подчеркнуть одно исключительно важное обстоятельство. Обратите внимание на то, что все это время существует стопроцентная возможность того, что ученый на самом деле изобрел свой двигатель. Таким же образом возможность того, что разумный и всемогущий Бог создал этот прекрасно устроенный мир, всегда остается в полной силе, из-за чего никто никогда не мог пошатнуть веру в Сотворение и на миллиметр.

Стивен Хокинг косвенно признает этот факт, поскольку всегда употребляет слова ”нет необходимости в Боге”, но нигде не заявляет ”нет Бога”. Несмотря на всеобщую убежденность в обратном, книга ”Высший замысел” вообще не опровергает существование Бога. В сущности приравнивание фразы ”нет необходимости в Боге” к заключению ”нет Бога” было неправомерной интерпретацией СМИ, ищущих главным образом сенсаций!

Натуралисты постоянно стараются затушевать то обстоятельство, что возможность того, что Бог является действительным Автором мироздания, остается всегда стопроцентной и никто не в состоянии опровергнуть это. Все, о чем они рассуждают – есть ли вообще какая-нибудь возможность того, что Вселенная самосконструировалась из хаотического кипения вакуума.

Но кто-нибудь может возразить: ”В отличие от ученого-изобретателя двигателя, Бог трансцендентен и мы не можем быть уверены в Его существовании”. Здесь надо, однако, отметить то, что другие вселенные, с помощью которых натуралисты пытаются выровнять результат – показать стопроцентную возможность спонтанного возникновения подходящей среды для жизни и разума – также находятся вне охвата нашей измерительной аппаратуры. То есть и их все еще никто не видел или регистрировал (и вряд ли это вообще когда-нибудь станет возможным!).

Ряд ученых не приемлет концепцию Мультивселенной в качестве объяснения антропного принципа. Процитируем некоторых из них. Космолог Эдуард Гаррисон делает следующий вывод: “По всему видно, что тонкая настройка Вселенной свидетельствует о Божественном планировании. Выбирайте сами: слепая случайность, которая требует множество вселенных, или планирование, которое требует только одну […] Многие ученые – если они готовы признать свои взгляды – склоняются к теологическому объяснению” [6].

Оксфордский философ Ричард Суинберн предельно ясен: ”Постулировать триллион триллионов других вселенных вместо только одного Бога, чтобы объяснить упорядоченность нашей Вселенной, выглядит как верх иррациональности” [7].

Рюдигер Ваас пишет: ”Разумеется, всегда можно утверждать, что существуют иные вселенные, причинно строго отделенные друг от друга, но они не имеют никакой объяснительной ценности и утверждения об их существовании не могут быть мотивированы какой бы то ни было научной пользой” [8].

То есть в теологии требуется только один Бог и одна единственная Вселенная, и при этом ”бритва Оккама” ”вырезает” более сложное и неприемлемое объяснение о Мультивселенной.

Возможные причины

В науке признание возможности сверхъестественного вмешательства считается равносильной отказу от познания. Действительно, когда Бог совершает чудеса, они связаны с некоторым нарушением природных законов, вследствие чего подобные явления не могут быть повторены и изучены в наших лабораториях. Создание пространственно-временного континуума ex nihilo является резким нарушением закона сохранения энергии и из-за недоказуемости этого акта философы вынуждены принять первичность сознания или материи в виде постулата. Человек производит изделия, которые не могут возникнуть посредством естественных процессов, но в то же время наша деятельность находится в согласии с природными законами. В некоторых случаях Бог делает то же самое и это позволяет нам применить метод аналогии в поиске ответа на вопрос о происхождении мироздания.

Приведем большую цитату из статьи ”В поисках разумных причин” американского физико-химика и историка науки Ч. Такстона:

”Хотя как естественные, так и разумные причины устанавливаются посредством опыта, современная эмпирическая наука о природе обычно признает только естественные причины. Является ли это предрассудком ученых или каким-то заговором по устранению разумных причин? Ни в коей мере. Наука допускает любую причину, естественную или разумную,  о которой свидетельствует однородный чувственный опыт [9].

В истории современной науки, однако, однородный опыт связывает только естественные причины с закономерно повторяемыми событиями. Вот почему мы не включаем в науку разумные причины. Но это не запрет. Если разумные причины можно было бы связать с повторяемыми событиями, то они были бы допустимыми в науке.

Нет оснований приписывать причину – естественную или разумную – какому бы то ни было явлению в качестве заместителя однородного опыта. В качестве примера предположим, что мы детективы, расследующие смерть человека. Убийство ли это или естественная смерть? Мы не знаем заранее ответа. Нужно расследовать этот случай. Если бы некий детектив уже в начале своего расследования объявил, что человеческая смерть может быть только естественной, мы бы возразили, что это накладывает неправомерные ограничения на возможные причины. Раз мы надеемся установить посредством нашего расследования, вызвана ли смерть разумной причиной (убийством) или была естественной, то нам необходим метод работы, одинаково открытый для обоих объьяснений. Нам нужен метод, который позволит установить с возможно наибольшей вероятностью, что же в сущности случилось.

Как видим, во всей истории экспериментальной науки повторяемые события связаны с естественными причинами. Другие события, особенно такие, как возникновение чего-то, не являются повторяемыми и могут быть уникальными. Нам нужна методология, которая может преодолеть априорную связь с причиной и которая даст нам критерии для одновременного рассмотрения случающегося по естественной причине и случающегося по разумной причине.

Аналогия

Как мы могли бы принять решение в пользу разумной причины для некоторого события в прошлом? В принципе для установления разумной причины мы используем тот же метод, который используется и для естественной причины, т.е. однородный чувственный опыт. Это так называемый метод аналогии.

В ХІХ в. астроном Джон Гершель дополнительно развил метод аналогии: ”Если аналогия между двумя явлениями очень близка и поразительна и в то же время причина одного из них очевидна, то вряд ли возможно отвергнуть наличие аналогичной причины и для второго явления, хотя это само по себе не очевидно” [10]. Ученые рассчитывают на этот метод уже более 150 лет. Огромный успех науки является хотя бы частичной его аттестацией. […]

В качестве наглядного примера для метода аналогии рассмотрим археологию. Принцип аналогии часто используется в археологии для определения того, имеет ли то или другое открытие разумную причину. При этом рассуждают следующим образом: В современной жизни мы видим ремесленника, делающего керамические изделия. Следовательно, когда мы при раскопках какого-нибудь кургана в Месопотамии обнаруживаем разбитый горшок, то можем заключить, что его произвел такой же ремесленник-гончар. […]

Между прочим, такой же аргументации придерживаются и астрономы, когда ищут в Космосе разумную жизнь. Это обычная практика для коллективов НАСА, когда они обрабатывают данные о планетах и их лунах. Эти коллективы используют различные критерии для  доказательства разумной жизни на планетах – наличие какого-нибудь отличительного знака на продукте с разумным источником. […]

Астроном Карл Сейган утверждает, что даже одно единственное послание из космоса установило бы существование внеземной жизни. Он пишет: ”Есть и другие люди, которые верят, что наши проблемы разрешимы, что человечество находится еще на стадии детства и в недалеком будущем мы вырастем. Одно единственное послание из Космоса показало бы, что возможно пережить такое технологическое юношество. Цивилизация, которая посылает такие сигналы, все же уцелела“ [11].

Если мы действительно обнаружим радиоволны с характерными чертами разумного послания, то не будет ли у нас оснований считать, что их источником является разумное существо, основываясь на аналогии с посланиями, о которых мы по опыту знаем, что они исходят от разумных существ, а именно от людей? Другими словами, метод аналогии мог бы регистрировать не только человеческую разумность, но и разумность вообще”, – заключает Такстон [12].

Применение метода аналогии

Попробуем вывести несколько простых принципов, характеризующих нашу умственную и творческую деятельность, и посмотрим, наблюдаются ли они в строении мироздания и живых существ.

Во-первых. Обеспечение подходящих параметров для работы одной системы сравнительно легко исполнить. Мы предварительно вычисляем оптимальные условия протекания производственных процессов, после чего настраиваем приборы для поддержания их постоянными. Аналогичным образом выбраны и установлены необходимые константы, законы и взаимодействия для функционирования Вселенной, живых существ и человека.

Во-вторых. Для интеллекта не представляет никакого труда реализовать процессы с бесконечно малой вероятностью осуществления. Автомобиль – произведение нашего разума. Может ли он возникнуть в результате действия природных стихий? Рассмотрим тольку одну часть двигателя – например цилиндр. Какова вероятность случайного возникновения поршня для него с подходящей формой и размерами? Элементарные рассуждения показывают, что она составляет

F1

потому что существует бесконечное множество форм и размеров. А если цилиндр также должен появиться аналогичным образом, оба элемента должны быть сочленены и система должна работать, то общая вероятность такого события составит

F2                                                                                                                                                                                      т.е. меньше ”абсолютного ноля”. Инженер, однако, может определить без особых усилий из бесконечного числа возможностей подходящие параметры и, произведя определенные расчеты, сконструировать вышеуказанные изделия. (Мы все же редко осознаем необыкновенные способности нашего ума!) Во второй части мы установим, что вероятность случайного появления вселенной также составляет

F3

но дальнейшее построение окружающей нас действительности гораздо сложнее. Другими словами, для сознательного Бога имеется стопроцентная возможность сотворить мир, в то время, как для слепого случая (“часовщика” – по выражению Р. Докинса) нет никакой перспективы справиться с подобным заданием.

В-третьих. Когда мы проектируем мост, здание, машину и т.д., или даже стремимся создать научную модель какого-либо интеллектуального явления, мы пользуемся законами логики и математики, чтобы обосновать правдивость наших рассуждений. То, что материальная и абстрактная реальность и их поведение могут быть описаны с помощью математики, говорит о том, что в ее символических формулах в сущности скрыта информация, выражающая замысел их автора. Итальянский математик Марио Ливио в одном месте пишет: “Не без основания математика считается единственной наукой, которую Бог благоволил даровать человечеству. Доказательством этого является обстоятельство, что Великая книга сотворенного мира выглядит педантично написанной на языке математики, что законы, которые управляют всем вокруг нас, от движения планет до торгов на фондовых биржах, обладают кристально ясной математической формой” [13].

В-четвертых. Самые сложные изделия в нашей практике –компьютры, роботизованные машины, аппараты с искусственным интелектом и т.д. – являются в сущности комплексными системами, выстроенными из множества иерархически организованных и взаимодействующих друг с другом подсистем. Самые низшие уровни организации здесь являются основными “строительными кубиками”  системы. Группа таких строительных кубиков составляет подсистему более выского уровня. Несколько таких подсистем могут образовывать подсистему еще более высокого уровня и так далее, пока дело не дойдет до образования целостной структуры. Каждый уровень организации можно рассматривать как нечто относительно независимое и самостоятельное, а его свойства представляют качественный скачок и не могут сводиться к механическому сложению свойств предшествующих уровней. По словам Аристотеля: “Целое больше, чем сумма его частей”. Самое удивительное в том, что и в природе наблюдается тот же иерархический принцип – элементарные частицы, атомы, молекулы, клетки, ткани, органы и системы, образующие целостный организм. Человеческий индивидуум, к примеру, составлен из упомянутых подсистем, при чем сознательный уровень является чем-то радикально новым и не может быть сведен к биологическому, а тот, в свою очередь – к химическому, физическому и т.д. Можно принять, что в основе всего стоят квантовые явления, руководящие поведением частиц, но если идти вверх, то, хотя единство сохраняется, дело доходит до качественно новых уровней организации. Как удачно выразился Ян Барбер: ”Существование любого объекта определяется его взаимодействиями с другими объектами и его участием в более общих системах. Без этих холистических квантовых явлений не было бы ни химических свойств… ни ядерной энергии, ни жизни” [14].

В-пятых. Сам по себе футбольный мяч не может изменить свое состояние покоя или направление своего движения. Но игроки могут придать ему определенную скорость и направление согласно своему желанию. Таким же образом не существует и никакого препятствия, чтобы разумный и всемогущий Творец после создания небесных тел “запустил их по их орбитам4 (согласно выражению Ньютона).

Вспомним парадокс, который существует в нашей Солнечной системе: Масса всех планет – едва 1/750 от массы Солнца, но при распределении общего момента количества движения (момента импульса) свыше 98% приходится на планеты и менее 2% – на Солнце. Возможно ли естественным путем дойти до такого вопиющего нарушения момента импульса или же необходимо дополнительное разумное вмешательство? А ведь если окажется, что хотя бы одна структура нашего мира образована не благодаря действию природных законов, то это обязательно докажет наличие разумного Создателя (перефразирую Сейгана).

В-шестых. Немецкий профессор информатики Вернер Гит заявляет следующее: ”К каждой информации сущностно принадлежат следующие иерархические уровни: синтаксис (код, грамматика), семантика (значение), прагматика (действие) и апобетика (результат, цель). Эти категории нематериальны по своей сути […]. То есть информация не является вероятностным понятием, хотя знаки можно рассматривать и со статистической точки зрения (как в теории Шеннона)”. Далее он продолжает: ”Информация является всегда чем-то установленным и возникает только в результате волевого акта (намерения, интуиции, планирования). Или, говоря другими словами: в начале каждой информации стоит ее планирование духовным источником (передатчиком)” [15]. Таким образом, вопрос о происхождении генетического кода и его трансляции получает наилучший возможный ответ.

В-седьмых. Давайте на мгновение решим, что мы не знаем, как появились автомобили. Однажды мы приходим в автосалон, где представлены радличные марки легковых машин – от первых до последних моделей. Какой вывод мы сделаем, если будем исходить из современных научных предпосылок, по которым требуется искать только естественные причины для происхождения вещей? Имея в виду все более усложняющуюся организацию, мы можем предположить, что все это разнообразие форм получилось в результате продолжительной и сложно разветвляющейся эволюции. То есть сходство в их устройстве и функциях может заставить нас прийти к совершенно неправильному заключению. Если, однако, мы будем следовать другой логике, то придем к выводу, что даже такие простые системы не могут возникнуть посредством случайных процессов (и естественного отбора!), и необходима целенаправленная разумная деятельность. В таком случае, почему не допустить, что растения и животные также ”созданы по своим видам“ – вывод, который подтверждается полным отсутствием переходных форм.

Разумеется, аналогия – все еще не доказательство, но среди ученых распространен взгляд, что если ты ходишь, как лев, выглядишь, как лев и рычишь, как лев, то ты скорее всего лев. То есть если так много признаков в природе свидетельствуют о разумном плане, то по всей вероятности мир – дело разумного Планировщика.

Хокинг и Mлодинов признают в своей книге: ”Недавнее открытие тончайшей настройки столь многих законов природы может привести некоторых ученых обратно к идее, что этот великий план является делом некоего великого Планировщика“ [16].

Выходит, что авторы одобряют М-теорию [17] и космологическую модель Мультивселенной, которые на практике недоказуемы, в основном для того, чтобы предохранить ученых от принятия ереси о великом Планировщике.

И еще: заметьте, что даже вывод ”нет необходимости в Боге” становится соверешенно спекулятивным, так как, чтобы дойти до него, Хокинг и Mлодинов ссылаются на теории, которые не только не подтверждены, но и вряд ли когда-нибудь станет возможной их эмпирическая проверка!

Мнение ”реакционных” философов и ученых

Философ Дэвид Юм, живший в ХVІІІ веке, – одна из самых влиятельных личностей шотландского Просвещения. Основными чертами его творчества являются скептицизм и натурализм, т.е. совсем невозможно упрекнуть его в пристрастии к христианству. В одном известном месте своей книги ”Диалоги о естественной религии” Юм проводит аналогию между человеческим и Божественным разумом.

Клинтес, один из героев его книги, говорит: ”Оглянитесь и посмотрите на окружащий мир. Вникните в его целостность и в каждую отдельную его часть. Вы откроете, что он не есть ничто иное как огромная машина, разделенная на бесконечное число более мелких машин, которые в свою очередь подлежат последующему разделению до степени, не поддающейся человеческому восприятию и способности проследить и объяснить. Все эти разнообразные машины и даже самые миниатюрные их части согласованы между собой с точностью, вызывающей восторг каждого, кто когда-либо всматривался в них. Внимательная приспособленность средств к целям во всей природе напоминает, хотя и многократно превосходит, произведения человеческого […] ума. Поэтому, так как следствия подобны, мы приходим к заключению […], что и причины подобны, и что Автор Природы каким-то образом подобен человеческому уму, хотя обладает неизмеримо большими способностями, пропорциональными величественной работе, которую Он совершил“ [18]. В данном случае Юм рассуждает с точки зрения знаний ХVІІІ века, когда природу уподобляли огромной машине.

Британский астроном Джеймс Джинс далее развивает этот тезис в соответствии с точкой зрения современной науки: “Явления во Вселенной происходят не в соответствии с механическими принципами, как считалось ранее, а в согласии с чисто математическими принципами. Сравнение природы с огромной машиной неправомерно, так как поток научного познания говорит о немеханической действительности. Вселенная начинает походить больше на великую мысль, чем на великую машину. Раз мир есть мир мысли, то это должна быть мысль некоего Существа, Которое мыслит, и Его творение должно было быть актом мысли этого мыслящего существа. Мы, ученые, начинаем думать, что Творцом и Правителем в царстве материи является Дух. Современные научные теории заставляют вас рассуждать о Создателе мира, который работает вне времени и пространства. Вселенная дает нам доказательства наличия контролирующей силы, которая работала с определенной целью и имела что-то общее с человеческим умом“ [19].

То же заявляет и ряд других ученых.

Ричард Левонтин, генетик из Гарвардского университета, признает, что натурализм навязан науке искусственно: ”Не то, чтобы методы и институты науки вынуждают нас каким-то образом принимать материальное объяснение феноменального мира, напротив – так как мы априори принимаем материальные причины, то вынуждены создавать исследовательский аппарат и понятия, которые производят материальные объяснения“ [20].

Поэтому не наступило ли время порвать с установившейся натуралистической парадигмой и признать, что объекты и явления в природе также могут иметь разумную Причину своего генезиса?

“Уловляет мудрых в лукавстве их“ (1 Кор. 3:19)

Натуралисты считают, что эволюция – универсальное явление, из-за чего она совсем закономерно должна была породить очаги жизни и на других планетах в космосе. По всему миру исследователи, в рамках проекта SETI, сканировали небо в поисках сигналов от разумных существ. Космические корабли, направленные за пределы Солнечной системы, несут фонографическую запись в качестве послания к галактическим братьям по разуму. Многие ученые даже склонны считать нашу биосферу экспериментом технически развитой внеземной цивилизации.Согласно одному популярному высказыванию Хокинга: ”Наш создатель, быть может – некий студент-физик из какой-нибудь далеко шагнувшей цивилизации, совершающий рутинный лабораторный эксперимент” [21].

Но здесь возникает трудно объяснимое противоречие. Те самые авторитеты, которые выступают категорически против Божественного происхождения (и объявили всякое такое учение ненаучным), с готовностью принимают возможность разумного вмешательства другой цивилизации?! Блез Паскаль спрашивает: “Почему так много людей не верят в божественные истины? Потому ли, что они не доказаны?“ И отвечает: ”Нет, но потому что они им не нравятся“.

Причина того, что мы отвергаем Бога и принимаем эволюционную идею, как мы убедились, скрывается не в ее убедительности, а в чем-то другом. Быть может, каждый должен признать сам перед собой, почему он это делает.

На первый взгляд, спор о Происхождении противопоставляет  консервативных христиан ученым с натуралистическими убеждениями. Но не имеет ли он и более далекую перспективу, не затрагивает ли и всех людей? Если Дарвин прав, то тогда все – от формирования космических систем до зарождения жизни и ее эволюции – является следствием самоорганизации материи. В конечном счете Вселенная, также как и всякая форма жизни в ней, обречены на смерть и самый лучший выход для нас остается, по словам апостола Павла: “есть и пить, ибо завтра умрем“ (1 Кор. 15:32). Но что последует, если на мгновение допустить, что прав голгофский Страдалец? Тогда Его крест превращается в демаркационную линию для всего человечества – одним вечная жизнь, а другим… И так выходит, что мы все плывем в одной лодке, поскольку истина о мире, как о настоящем, так и о будущем, одинаково важна и реальна для каждого из нас. Таким образом, то, во что мы верим, может оказаться ”Залогом, большим чем жизнь”! (как удачно было выбрано название одного польского фильма во времена моего детства).

Заключение

Подводя итоги, давайте вкратце напомним основные моменты нашего ответа на вызов, брошенный Стивеном Хокингом:

1. Задача науки – открыть объективную истину, допуская для этой цели как естественные, так и разумные причины событий.

2. Если теория Мультивселенной объясняет разумный план в природе без вмешательства Бога, то тогда ее с тем же успехом можно применить и к происхождению всех артефактов, т.е. становится абсолютно невозможно доказать и наличие человеческого разума.

3. Вывод ”нет необходимости в Боге” спекулятивен, так как для для этого Хокинг и Mлодинов ссылаются на М-теорию и космологическую модель Мультивселенной, которые по существу недоказуемы.

4. Пора порвать с искусствено навязанной науке натуралистической парадигмой и допустить, что явления природы могут иметь также и разумную Причину своего генезиса.

5. Допускать, что жизнь на Земле может быть экспериментом разумной цивилизации, и одновременно отвергать учение о Творении говорит не только о непоследовательности, но и о негативном отношении к Библии, что затуманивает возможность объективной оценки вещей со стороны натуралистов.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Religious leaders hit back at Hawking:

http://edition.cnn.com/2010/WORLD/europe/09/03/hawking.god.universe.criticisms/index.html#fbid=VXQB4-kvyiF&wom=false

[2] Стивен Хокинг захлопнул дверь под носом у Бога:

http://goo.gl/DUwyk6

[3] Хокинг, Ст., Л. Млодинов. Великият дизайн. София: Бард, 2012, с. 214.

[4] Краус, Л. Вселена от нищото. София: Изток-Запад, 2012.

http://iztok-zapad.eu/books/book/940

[5] Мультивселенная – множество миров. Согласно одной из интерпретаций квантовой механики, вокруг нас могло бы существовать бесконечное множество паралельных вселенных, отделенных друг от друга. Инфляционная космология также допускает возникновение бесчисленных закрытых вселенных с всевозможными физическими характеристиками и законами. На данный момент это все еше только философские и научные спекуляции, так как мы не располагаем экспериментальными данными, которые подтвердили бы наличие каких-то других реальностей.

Брайан Грин в своей книге “Скрытая реальность” перечисляет 9 областей теоретической физики, которые ссылаются на множественность вселенных.

https://www.book.store.bg/p63393/skritata-realnost-brajyn-grijn.html

[6] Harrison, E. Masks of the Universe. New York: Macmillan, 1985, pp. 252, 263.

[7] Swinburne, R. Is There a God? Oxford: Oxford University Press, 1995, p. 68.

[8] Vaas, R. Time before time. Classifications of universes in contemporary cosmology, and how to avoid the antinomy of the beginning and eternity of the world:

http://arxiv.org/pdf/physics/0408111

[9] Впервые шотландский философ Дэвид Юм ввел выражение ”однородный опыт” (англ. “uniform experience”). Этим термином он обозначал объективные данные пяти органов чувств, в отличие от субъективного или религиозного переживания.

[10] John F. W. Herschel, 1831. Preliminary Discourse on the Study of Natural Philosophy. London: Longman, Rees, Orme, Brown, and Green, p. 149.

[11] Carl Sagan, Broca’s Brain, 1979. New York: Random House, p. 275.

[12] В поисках разумных причин:

http://harta-bg.info/statia/115

[13] Ливио, М. Математик ли е Бог. София: Изток-Запад, 2010.

http://www.book.store.bg/p41555/matematik-li-e-bog-mario-livio.html

[14] Барбур, И. Религия и наука: история и современность. Москва: Библейско-богословский институт им. св. апостола Андрея, 2000, с. 213.

[15] Гит, В. Творил ли е Бог чрез еволюция. София: Верен, 1997, с. 69, 70.

[16] Хокинг, Ст., Л. Млодинов. Великият дизайн. София: Бард, 2012, с. 196.

[17] М-теория – наиболее развитая версия струнного подхода, объединяющая пять его вариантов. Квантовая теория всех взаимодействий и всего вещества, чьи основные уравнения все еще совершенно неизвестны.

[18] Hume, D. Dialogues Concerning Natural Religion, p. 9.

http://www.earlymoderntexts.com/pdfs/hume1779.pdf

Многие полагают, что Клинтес представляет точку зрения самого Юма, т.е. что у философа были тайные личные убеждения в разумном происхождении Вселенной. Как мы, однако, отметили, в его остальном творчестве нет других оснований для подобного вывода, из-за чего логичнее допустить, что это было неким моментным озарением. В сущности в своих трудах Юм пытался критиковать телеологический аргумент о существовании Бога, но едва через сто лет Чарльз Дарвин действительно сумел найти приемлемую альтернативу этому аргументу (а не опровергнуть его, как ошибочно полагают некоторые).

[19] Попов, С. Защо вярвам в Бога. София, 1992, с. 35, 36.

[20] Lewontin, R. New York Review of Books. January 9, 1997.

[21] Согласно уравнению

F4

энергия эквивалентна массе. Вот почему вся масса вселенной выражается как огромная положительная энергия. Так как энергия гравитации в данном случая рассматривается как отрицательная, то разница при вычитании между ними близка к нулю. Вычисления показывают, что “студенту” хватит только несколько грамм материи (“плотность энергии инфлятонного поля”), чтобы родилась такая вселенная, как наша.

В связи с обстоятельством, что для возникновения мира по сути нужно не больше вещества, чем горсть горошин, Аллен Гут часто любит повторять, что ”Вселенная может оказаться (почти) бесплатным обедом”.

Перевел с болгарского Андрей Романов

About andrey