Патриарх Неофит: Мы потеряли ориентиры нашей жизни

Диана ПЕТРОВА

Ваше Святейшество, Болгария вновь на пороге выборов. Как Вы думаете, чего не хватает в нашем обществе и почему мы мечемся между гневом и надеждой уже столько лет после конца коммунизма?

Мы потеряли вечные ориентиры нашей жизни. Те ценности, которые веками вдохновляли болгар и вели нас в правильном направлении, помогая нам преодолевать тяжкие испытания: голод, бедность, войны, разруху, рабство, не теряя своего высокого духа и национального достоинства. Потеряли веру и упование в Бога, которые всегда поддерживали нас в дни испытаний и направляли нас к правильным и мудрым для народа решениям. Сегодня мы действительно на пороге выборов. Но если вдуматься, каждый день человек стоит перед тем или иным выбором: иногда незначительным, иногда жизненно важным, от которого может зависеть будущее его самого и его близких. Самое важное, что надо знать: право свободного выбора есть помимо признака демократичности общества еще и совершеннейший дар, дарованный человеку Богом. Это признак личного достоинства, но и ответственности за последствия – хорошие или дурные.

Поэтому и важные для нас и нашей страны выборы следует делать внимательно, со страхом Божиим, с молитвой, чтобы Бог умудрил нас и руководил нами, чтобы плоды этого выбора были благими. А когда мы выбираем правителей – людей, которым поверяем судьбу своего народа, – то это должны быть люди со страхом Божиим, с живой христианской совестью и бескорыстными намерениями.

Но важнее политического выбора другой выбор: на кого мы будем уповать – на немощных людей или на Бога? То, что происходит в нашей стране, ясно указывает, что мы уже много лет не выбираем благую часть, которую не отнять: быть у ног Божиих, уповать на Бога, Который есть Любовь. Поэтому так много гнева и неосуществленных надежд, страха и горечи.

Св. апостол Иоанн Богослов говорит ясно: “В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, ибо в страхе есть страдание” (1 Ин. 4:18). Мы боимся того, что нам принесет будущее. Почему? Потому что мы несовершенны в любви. В любви к Богу и друг к другу. Эгоизм, который владычествует сегодня, ведет не только к личной, но и к общественной разрухе.

Мой призыв – избрать благую часть и все остальное придастся нам, ибо Бог знает, в чем мы нуждаемся, еще до того, как мы попросим об этом у Него.

По поводу действий государства в отношении БПЦ во времена раскола Вы говорили, что государством правят политики без веры. На отпевании Патриарха Максима и на Вашей интронизации мы увидели политиков из разных партий. Чем Вы объясняете этот почет и уважение к Церкви?

Уважение, которое политики выказывают в последние годы к Церкви и ее голосу по общественно важным вопросам, не может нас не радовать и не наполнять надеждой на лучшее будущее нашего народа. Не наше дело – судить, кто с каким сердцем входит в храм. Мы верим словам св. Иоанна Златоуста, что всякий, который переступает порог дома Божия, приведен туда Самим Богом. Бог – Сердцеведец и Единственный Судия. Он справедлив, но и многомилостив и хочет, чтобы все спаслись и достигли познания Истины.

Любой, вошедший в храм – и высокий государственный муж, и обычный человек – может оказаться хорошей почвой, на которой семя слова Божия прорастет и даст хорошие плоды. Духовники должны трудиться без устали для того, чтобы семя благодати доходило до людских сердец, следуя примеру Пастыреначальника Господа Иисуса Христа, Который не смотрит на лицо и не делит людей по какому-либо признаку.

Святейший Синод снова поставил вопрос об обязательном изучении предмета “Религия” в школе. Политики поддерживают Вас на словах, но на деле вопрос так и не решается.

Исконное право человека – не только исповедовать свободно свою веру, но и иметь знание, информацию о ней. Это право подтверждается и законами ЕС. Никто не может стать верующим насильно, но и никого нельзя лишать права знать и иметь возможность информированного выбора. Если ограничивать доступ к знанию о вере только в рамках церковных школ, значительная часть детей лишается права на полноценное и подлинное знание о мире и человеке, получая лишь взгляд с одной стороны: материалистической.

Наше общество только выиграет, если дети будут изучать “Религию”, каждое в согласии со своим вероисповеданием. Так они будут знать историю и главнейшие истины своей веры, а в старших класах познакомятся и с верой других людей, чтобы жить вместе с ними без страха и уважавать друг друга. Кроме того они опознают и традиционные нравственные ценности, которые являются стабильной, испытанной основой для созидания здоровой и полноценной семьи и общества.

Считаете ли Вы, что Церковь может внушать те или иные ценности, осуждая произведения искусства?

Искусство прямо связано с духовно-нравственным состоянием человека и оказывает сильное воздействие на него. Произведение искусства может возвышать человеческую душу, вносить в нее мир, гармонию, положительные чувства и приближать ее к Богу, но может также и разбудить в ней низменные страсти. И любой творец должен давать себе отчет о том, что вызывает он своим творчеством в душах людей.

Все мы согласны с тем, что искусство отражает свободу человека на самовыражение. Но, как мы уже сказали, следует пользоваться этой свободой ответственно и уважать религиозную совесть и веру своих ближних. И когда мы вольно или невольно затронем это самое сокровенное чувство, иметь доблесть выслушать их критику. У свободы две стороны: пользоваться правом на свободное выражение, но и быть готовыми признать свободу другого человека на выражение несогласия с нами или неодобрения.

Духовники должны заботиться о своих пасомых, об их духовном состоянии, их долг – напоминать, что полезно для их душ и что пагубно. Но в конечном счете каждый свободен решать, исходя из своей совести, что смотреть и слушать, на чем остановить свое внимание.

Священники встретили с надеждой Вашу озабоченность жизнью на приходах. Вы уже обсуждали на Синоде, что можно сделать, чтобы облегчить их труд?

Приход – это малая семья собранных во имя Христово. “Там, где двое или трое собраны во имя Мое, там и Я посреди них”, – говорит Христос. Это значит, что Он – и в малой полупустой деревенской церквушке, и в большом городском соборе, где сотни и тысячи собрались на богослужение.

Когда мы говорим о приходе, о нуждах прихода, мы должны знать, где его живое, бьющееся сердце. Тогда мы будем знать и чего ожидать от него. А это сердце – богослужение с его центром: Литургией. Там, где совершается Литургия и есть люди, которые участвуют в таинствах Церкви, есть и живой приход. Вот почему приход – не социальное учреждение или культурно-просветительская организация – эти деятельности необходимы, но периферны. Они являются плодами веры, а ее корень в евхаристическом общении с Господом Иисусом Христом.

Есть ли у Вас ясность по вопросу о том, какими активами располагает БПЦ и каковы упущения в управлении ими? В чем проблемы вокруг возврата церковных имуществ и не опоздала ли Церковь в этом отношении?

Крупнейший актив БПЦ – ее паства. Это ее бесценный актив и единственный, за который Бог потребует от нас отчета. Но Вы спрашиваете о материальных активах – о церковной недвижимости. Эти материальные ценности дарились или строились для Церкви добрыми христианами, а сегодня мы продолжаем бороться за то, что было отнято у нас. Мы вкладываем в это столько усилий из-за возможностей, которые это имущество предоставит Церкви в области плодотворной просветительской и социальной деятельности – как ожидает и общество от нее – а также для ее финансовой стабильности.

Когда же будет созван Церковно-народный собор? Периодически возникают идеи о переменах в уставе – в основном требуют увеличения квоты мирян. Ваше мнение по этому вопросу?

Предстоит решение Синода по вопросу о соборе. Чтобы служить Церкви и быть полезными ей, надо прежде всего быть смиренными и послушными ей, т. е. не “помогать” ей так, как нам хочется, а так, как она хочет от нас. По уставу БПЦ миряне участвуют во всех уровнях управления Церкви наравне с духовенством: на уровне прихода, епархии и всей поместной Церкви. Но вопрос не в том, обладать ли властью, а как и для чего пользоваться ею. Не в том, есть ли право голоса, а в том, есть ли что сказать. Не в том, больше ли нас или меньше, а – что мы можем сделать для Церкви и какую часть нашего времени и сил мы готовы отдать ей.

Еще в 1995 году священники потребовали ввести предельный возраст для митрополитов. Предстоит ли обсуждение этого вопроса и каково Ваше мнение?

Даже при наибольшей физической немощи архиерей располагает самым важным для мудрого и полезного управления – молитвой, а также своим духовным и житейским опытом. А устав БПЦ разрешает проблему ослабевших из-за возраста и болезни следующим образом. Если правящий архиерей не чувствует сил для полноценной заботы о своей епархии и желает посвятить свое время более усердной молитве, у него есть возможность взять себе помощников в служении – викарийного епископа, протосинкелла. Но если вопрос о предельном возрасте митрополитов будет поставлен снова, его следует обсудить соборно. Собор – то место, где будут выслушаны любые мнения.

Владыка Иосиф предложил проанализировать разсекреченные архивы Госбезопасности с тем, чтобы Синод выступил с официальной позицией. Скажет ли скоро Церковь свое слово?

Этот вопрос стоит перед личной совестью человека. Мы – слуги Божьи, а слуга, как говорит апостол Павел, “перед своим Господом стоит или падает. И будет восставлен, ибо Бог может восставить его”. Каждый православный духовник ежедневно предстоит со своей совестью перед Сердцеведцем Богом, от Которого нет тайн.

Мы встаем и перед нашими собратьями, сослужителями и пасомыми и просим у них прощения за наши вольные и невольные провинения и человеческую слабость. На каждой литургии служащий – священник, митрополит, патриарх – кланяется народу в храме и просит: “Простите меня, братья и сестры…” При соборном служении Литургии священнослужители прощают и друг друга. Кроме того в начале Великого поста, в Прощеное воскресенье, духовники просят прощения у народа, наполняющего храм – духовников и мирян – и старейший в иерархии делает это первым. После этого мы просим и получаем прощение от каждого человека лично и так с очищенной совестью начинаем пост. Каждый христианин, который принимает живое участие в богослужениях, знает и подтвердит это.

Во времена раскола на Вас легла тяжесть всех переговоров с отколовшимися духовниками, а также и с государственными деятелями. Простили ли Вы всех, включая и журналистов, которые критиковали Вас за отказ принять многократные покаяния?

Прощение – в основе нашего спасения, нашей близости и связи с Богом. Мы произносим каждый день прошение из молитвы “Отче наш”: “И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим”. Это значит, что, прежде чем просить у Бога прощения, мы сами должны простить.

В дни Великого поста мы каждый день молимся словами св. Ефрема Сирина: “Господи, дай мне видеть мои пререшения и не осуждать брата моего”. Если будем поступать так, нам будет легко прощать, ибо сперва будем видеть бревно в своем глазу и только тогда – соломинку в чужом. Более того: сосредоточась на вытаскивании бревна из своего глаза, мы вообще не увидим ту соломинку.

Что касается неправды, совершенной против Церкви, с нею не следует мириться, но что бы мы ни делали в этом направлении, снова скажу: это следует делать с миром и с любовью. Поскольку наша борьба не против плоти и крови, а против сил злобы поднебесных.

На Вашей интронизации было много людей, которые были счастливы от того, что выбрали именно Вас, но не скрывали своего скепсиса насчет того, что один человек может изменить Церковь. Вы сами говорили о соборности и роли всех – и духовенства, и верующих.

Что значит изменить Церковь? Мы не вступаем в Церковь, чтобы изменить ее, а чтобы изменить самих себя, чтобы почерпнуть из ее Таинств благодатные силы для собственного духовного преображения. Церковь – истинная лечебница, и наше внимавие должно быть сосредоточено на том, чтобы не выйти из нее неисцеленными, а не в том, чтобы лечить ее. Так что мы можем и должны менять самих себя, и если считаем, что Церковь должна быть более социально ориентированной, деятельной, открытой – то сами мы, каждый по своим силам, должны делать усилия в этом направлении.

Что бы Вы сказали нашим читателям накануне Пасхи Христовой?

Молю Бога, Подателя любого благого деяния и любого совершенного дара, даровать нашему народу много духовных сил, чтобы, преуспевая в вере и благочестии мы достигли лучших дней! Постараемся смягчить тяжесть наших дней, давая людям, которые нас окружают, поддержку, ободрение, утешение, взаимно принося друг другу больше радости и любви. Пасхальная радость да не оскудевает в наших сердцах во все дни нашей жизни и любое наше слово и дело да будет во славу Воскресшего Христа! Пусть свет Воскресения Христова дарует нам всякое благо как на земле, так и на небе! Аминь!

Источник: газета “Труд”

About andrey