Почему травят игумена Филиппа?

Андрей РОМАНОВ

Думаю, все уже знают, что ситуация в Русском подворье – храме Св. Николая Чудотворца в Софии – неблагополучна. Вместо того чтобы молиться вместе, прихожане храма взирают искоса друг на друга. Вместо “взаимного ношения бремен“ они готовы выцарапать друг другу глаза от злобы. Вместо благословений из-под темных церковных сводов доносится скрежет зубовный. В конфликт вмешались уже и журналисты, и видные столичные интеллектуалы – не в качестве помирителей, но в качестве прокуроров. Всякий конфликт – дело сложное и запутанное, вину обычно несут обе стороны, – но этот общеизвестный факт очевидно их нимало не интересовал и они поспешили в лучших традициях Вышинского прогреметь своими приговорами.

Вообще-то я бы не стал писать на эту тему, если бы не беспрецедентная кампания клеветы, которая обрушилась на настоятеля Подворья – игумена Филиппа. Уже несколько недель этого человека распинают на кресте. Все – по лучшим сталинским рецептам, в соответствии с которыми “врага народа“ следует унижать, чернить самыми идиотскими обвинениями и клеветой, втаптывать в грязь, в то время как с заднего плана сцены доносятся дирижированные вопли “всенародного возмущения и гнева“: “распни его! убей его!“

Незадолго до начала этой уродливой шумихи в СМИ я посетил Подворье, или Русскую церковь, как наши люди привыкли называть его. Поговорил и с теми, и с другими, пытался понять их мотивы. И с той и с другой стороны я слышал в основном эмоциональные излияния, основанные не на рациональных аргументах, а на личных притяжениях и отталкиваниях, симпатиях и антипатиях. Проще говоря – одна прихожанка влюблена в одного священника, другая в другого и т. д. Но более всего меня поразило то, насколько ничтожны – если отбросить пену эмоций – были, по сути, претензии к игумену, изложенные в письме-ультиматуме “оппозиции“. – Спрашиваю “оппозиционеров“: что же это за его безобразия такие, которые разбили единство прихода и разделили паству? – Мямленье. Ну… какие… Появились ранние литургии (и нашенские ленивые батюшки должны вставать рано!). Евангелие несколько раз было прочитано не на болгарском языке, а только на традиционном церковно-славянском (после чего его снова начали читать болгарском). Ну и… уволили дьякона Савву (потому что не являлся на работу, не указывая уважительных причин этого. Какой работодатель поступил бы иначе?). – И это все? – Да, это все…

Поразительно, думал я. И из-за таких глупостей эти люди готовы выцарапать друг другу глаза?? Честно говоря, я ожидал большего. По болгарской пословице – если уж ворона, то хотя б лохматая. А эта ворона была настолько малой и ощипанной, что походила более на жука… Разногласия настолько ничтожного характера можно было решить спокойно в нескольких частных беседах, а не доводить до разрыва, злобы и воя до небес. Да, мне тоже жаль дьякона Савву, но ведь в конце концов каждый начальник имеет право подбирать себе команду и наказывать подчиненных за недисциплинированность, иначе что вообще ему останется от его власти? Если паства так любит дьякона, она может попросить о том, чтобы его оставили, но не ставить ультиматумы. На все есть свои манеры, свои способы. Овцы не могут диктовать пастырю, что делать, словно они пастыри, а он – овца. Никакой пастырь, да и вообще никакой руководитель или менеджер в мире не принял бы этого.

Так я думал и надеялся, что конфликт рано или поздно утихнет сам собой, когда вмешались СМИ и со своим профессиональным цинизмом все разбередили, отравили и заляпали грязью. Первую струю выпустили “Двери“. Сайт, известный своей жадностью до сплетен и сенсаций, встал внезапно в позу морального авторитета. Вместо того, чтобы заняться репутацией своего собственного основателя и гуру, “дверяне“ решили – не для того ли, чтобы отвлечь внимание общества от нее? – найти себе легкую добычу, удобную жертву – удобную, ибо предпочитает молчать и заниматься своим делом, а не спорить с ними и отгавкиваться в форумах и интернете. Что может быть лучше этого? – знать, что перед вами интеллигентный, углубленный в себя, молитвенный человек, у которого нет времени на споры и препирательства, и который, следовательно, не будет никогда ни мстить вам, ни призовет вас к ответу?… С таким человеком можно делать все что угодно, обливать его помоями с головы до пят, говорить о нем все, что взбредет в голову. Действуйте! Опровержения-то не будет! Спокойно можете разжигать страсти, ненависть, манипулировать фактами, предоставлять слово только одной из сторон (классика манипуляции!), замалчивая и игнорируя аргументы другой в типичном коммунистическо-пропагандном стиле. Сталин и Жданов будут аплодировать вам. – Да чего уж там, швыряйтесь и прямой клеветой, ложью – к примеру, что игумен, мол, дурно проявил себя в Риме, что его ненавидели прихожане и за это его изгнали оттуда!.. К сожалению, эту ложь восприняли некритически и растиражировали и другие СМИ, даже такие серьезные и уважаемые люди как Деян Энев и Горан Благоев, которые просто не потрудились проверить ее. К их сведению и особенно к сведению господ “дверян“ напомню, что многочисленный русский православный приход Рима, включающий людей многих национальностей, был создан игуменом Филиппом, что именно он со своей неисчерпаемой энергией сумел совершить невозможное – собрать средства (более миллиона евро) и построить православный собор Св. великомученицы Екатерины в самом центре Вечного города, столицы католицизма, в нескольких улицах от Ватикана и собора Св. Петра. И именно благодаря его усилиям и трудам сегодня там возвышается на высоком холме собор, видимый издалека, живой центр и очаг Православия в городе пап! Почему “Двери“ молчат об этом факте? Неужели они его не знают? Почему бы болгарскому телевидению не сделать репортаж о соборе Св. Екатерины в Риме, почему бы не показать его нам внутри и снаружи? Почему бы не рассказать, как именно был построен он – как русские получили участок, но не было средств, годы шли, а разрешение на строительство уже истекало, и как только за полтора года отец Филипп своей крепкой верой, молитвами и огромной энергией сумел собрать средства и построить храм? Ах да, разумеется, эта информация помешает целям коей-каких людей и оттого не должна дойти до глаз и ушей болгарских православных христиан.

Почему “Двери“ не расскажут нам больше о личности игумена Филиппа? Потому что выяснится, что это умный, энергичный, интеллигентный духовник, эрудит, владеющий свободно тремя западными языками, прекрасный проповедник, деятельный организатор и пастырь, и не в последнюю очередь – потомок старого дворянского и священнического рода, давшего уже епископов Православной Церкви. Впрочем, надо полагать, именно это обстоятельство – что речь идет о воспитанном, благородном человеке “голубой крови“ – не дает покоя нашим самозваным “авторитетам“ и колет жестоко в зад нашенских хамов и дядя-ганей. Где уж Дяде Гане* простить такое? Даже если игумен проявит величайшее смирение, будет обращать наглецам каждый раз другую щеку и позволит им садиться каждый день ему на шею, Дядя Ганя все равно будет лопаться от злобы и не сможет спать спокойно, пока не выгонит его отсюда.

Продолжаю. Почему группа вокруг Калина Янакиева и “Дверей“ не скажет нам, что игумен Филипп знаком лично с многими выдающимися людьми России и мира? Ну хорошо, тогда я скажу это вам вместо них. Именно он привез в Софию всемирно известного танцора и балетмейстера Андриса Лиепу и знаменитого православного миссионера дьякона Андрея Кураева, чьи лекции вызвали массовое посещение и огромный интерес. (“Двери“ подробно и с удовольствием отражали визит Кураева и его лекции, но не промолвили ни слова о том, кто инициатор и организатор всех этих вещей. Коллеги, такова ли ваша журналистическая этика?) И это только начало. Давно уже Русское подворье в Софии не имело столь деятельного и энергичного настоятеля. Почему “Двери“ не расскажет нам о его планах реставрировать и обновить церковь, одну из красивейших архитектурных жемчужин нашей столицы, которая ныне тонет в грязи и запустении? Потому что бросится в глаза тот факт, что, пока любимцы “Дверей“ были хозяевами Подворья, за все эти долгие годы они не пошевелили пальцем, чтобы сделать хоть что-нибудь для храма. (Идите туда, загляните внутрь и посмотрите только на эти черные, покрытые трещинами стены и закопченные своды, на которых лики ангелов и святых вообще не видны из-за копоти и сажи). Но как только появился человек, который хочет что-то сделать и готов засучить рукава, они тотчас же набросились на него как стая волков.

Есть и еще одна вещь, за которую мы, жители Софии, должны быть благодарны отцу Филиппу – за то, что он взял в свои твердые руки процесс канонизации владыки Серафима. Владыка, чьи останки почивают под спудом в крипте храма, почитается уже давно болгарами как святой, но его официальной канонизации мы не можем дождаться десятилетиями. Разумеется, это зависит не только от настоятеля Подворья. Все мы знаем, что такое бюрократия – церковная или светская, неважно. Это стена, которую может прошибить только очень энергичный человек. И отец Филипп – именно такой человек. С его качествами и энергией у нас нет оснований сомневаться, что он мог бы не прошибить стену и не довести дело до желанного конца. Человек, который сумел построить православный собор в центре Рима, сумеет, без сомнения, и дать реальный толчок процессу канонизации великого софийского святителя, и превратить храм Св. Николая в подлинную жемчужину нашего города.

…Если мы позволим ему сделать это. Пока что не похоже, что у него есть такой шанс. Вот еще одна клевета – что отец Филипп хочет, мол, разделить паству по этническому признаку, настроить русских и болгар друг против друга. Ложь. Ложь, потому что именно его враги пытаются сделать это. Вор кричит: держите вора! Пусть клеветники скажут – где и когда батюшка высказывался против болгар? Кого пытался натравливать, настраивать? Кого и когда призывал к вражде, и притом именно этнической? Жду ответа. – Что? Вы спрашиваете, почему на него клевещут? Да потому что знают, что как настоящий христианин он не подаст на них в суд – и именно это делает их такими смелыми. Мелкие душонки. На самом деле они очень хорошо знают, что Подворье разделилось по признаку “за и против игумена Филиппа“, а не по признаку “русские и болгары“, как они пытаются внушить нам. Знают, что среди противников игумена есть и русские, а среди его приверженцев – масса болгар. В таком случае о каком этническом делении может идти речь? Какими безмозглыми дураками считают нас эти горе-демагоги и манипуляторы? Деление это не этническое, а личностное и эмоциональное – просто одна часть прихожан, вне зависимости от того, какого она происхождения, была натравлена на настоятеля малой группой заинтересованных лиц. Другая незначительная подробность, которую они “элегантно“ пропускают – то, что большая часть паствы на стороне своего настоятеля.

Среди главных борцов и вдохновителей кампании против игумена – известный философ Калин Янакиев. Этот факт на самом деле весьма интересен, если иметь в виду, что профессор Янакиев – сильно политизированная фигура, представитель правой, крайне русофобской партии, сам не раз выказывавший свое враждебное отношение к России и Русской Православной Церкви. Последнюю он даже назвал в одной передаче по болгарскому национальному телевидению “фашизоидным авангардом русского национализма“. Как демократический гражданин я не имею ничего против права профессора выбирать свои убеждения, но что, спрашиваю я, делает он тогда в русском храме, подразделении и представительстве “фашизоидного авангарда“? Неужели он сам стал фашистом? С какой миной борец против “православного русского фашизма“ распоряжается и дает советы прихожанам русского храма, построенного русской колонией на русские деньги, окормляющего духовные нужды русской общины? Кто приглашал его туда? Кто просил его советов? Какая наглость нужна, чтобы поносить по телевидению каких-то людей, а потом, не моргнув глазом, залезть к ним в дом и распоряжаться там словно на своей территории? Где еще бывает так? Недоумеваю. Но Болгария, как мы знаем, – страна чудес. Лично я был свидетелем того, как – задолго до того, как здесь вообще услышали имя о. Филиппа – профессор демонстративно выходил из храма, когда священники возносили молитвы за Россию. Только после этого возвращался. И этот человек будет строить из себя авторитета для священников и прихожан Русского подворья и объяснять по телевидению что именно делается там? Спасибо, не надо! В другой раз!

Можно понять, что именно делается на Подворье, если дать следующий пример: представьте себе, что Болгарское подворье в Москве захвачено русскими клириками и что в нем распоряжается московский интеллектуал-болгарофоб, который в беседе по первому каналу российского телевидения называет Болгарскую Православную Церковь “фашизоидным авангардом болгарского национализма“! Какое всеобщее возмущение поднялось бы тогда у нас! А ведь это всего лишь зеркальная картина происходящего на Русском подворье в Софии. Только беспредельным русским добродушием (и беспечностью) можно объяснить тот факт, что русские терпели долгие годы это положение. Если в храме вообще и возникло какое-то этническое напряжение, то не гораздо ли логичнее искать его причины среди людей, давно и открыто выражающих свои русофобские убеждения?

Чего, собственно, хотят враги игумена Филиппа? Мы и по сей день ломали бы себе головы над этим ребусом, если бы они сами случайно или по дурости не проговорились. В одной из многочисленных статей, воззваний и доносов, тиражируемых их группой, они взяли и написали: “Де факто именно болгарские священники – столпы прихода. Настоятели Подворья, присылаемые Москвой, приходят и уходят, они меняются через определенный период времени и имеют в основном только церемониальные функции“. Ну и ну! Настоятели имеют, оказывается, только церемониальные функции! Какое открытие в области церковного права и канонического строя! С каких это пор руководители какой бы то ни было церковной структуры имеют только церемониальные функции? Значит, руководитель Подворья – ибо это подворье, а не приход – должен, по их мнению, быть только ширмой, куклой, за которой будут распоряжаться они, как им захочется, а он будет только кивать и улыбаться, когда они будут дергать за веревочки? С какой стати? Лично я никогда не слышал, чтобы лидер, шеф, руководитель какой-либо организации или службы имел только “церeмониальные функции“, то есть чтобы другие распоряжались за его спиной. А если даже и есть такие марионетки, руководимые своими подчиненными, все презирают их за это. Очевидно игумен Филипп не тот человек, который может быть чьей-то ширмой или марионеткой. И именно это бесит его подчиненных – не всех, но некоторых из них. Они сами выдали себя – сами сказали это. Dixi! “Еже писах, писах!“ Сами разоблачили себя, что церковная добродетель послушания – не их добродетель. Сами сказали, что хотят командовать, а не подчиняться, жаждут руководить и поучать, а не совершать тихо и смиренно то служение, которое возложено на них высшестоящими. Воля к власти!

И с какой стати будут они постоянно бубнить о “приходе“? К их сведению сообщаю, что Русское подворье в Софии – это не приход, а подворье. Какая разница, спрашиваете вы? Подворье – это представительство чужой поместной Церкви, так же как посольство – представительство чужого государства. А в посольстве есть только один шеф – посол. Точка. Кому не нравится – “мир широк“, как говорят наши братья сербы. Пусть ищет удачи в другом месте. С какой стати мы будем диктовать представителю чужой страны и чужой Церкви, что ему делать в своей собственной резиденции? Не является ли это, мягко говоря, нахальным? К тому же я спросил бы “революционеров“ из русского храма: так ли вы поступаете и там, где работаете? И там ли вы занимаетесь революциями? Будете ли вы протестовать и писать “открытые письма“, если ваш шеф уволит кого-нибудь из своих заместителей? Вряд ли! – Отчего же тогда вы считаете, что то, что неуместно в вашей личной и служебной жизни, уместно и приемлемо в Церкви? Может быть, вам кажется, что Церковь – это разгороженный двор, и что церковные каноны – “ворота в поле“**, а? Что там вы можете делать все, что вам захочется и пожелается? Как печально и уродливо все это! Там, где нет порядка, нет ничего; мне ли объяснять это церковным людям – клирикам и благочестивым православным христианам? О стяжании каких христианских добродетелей может идти речь, если у нас нет даже элементарной добродетели послушания – качества, которое требует от нас даже мирская власть?

Призываю церковные власти РПЦ и БПЦ не поддаваться требованиям демагогов, которые не основаны ни на чем. А если они все же добьются своего, то это будет очередным печальным свидетельством нашего состояния как нации. Если мы будем изгонять из этой страны любого культурного, деятельного и интеллигентного человека, до которого сможем дорваться, то сомнения в ее будущем будут становиться все более тяжкими. В конце концов Дядя Ганя останется в одиночестве со своей глупостью и злобой – и съест себя сам. Гораздо разумнее было бы изгнать самого дядюшку из нашей души и нашего дома!

Повторяю еще раз: Русская церковь Св. Николая – это представительство Московской патриархии в Болгарии и там командует личный представитель Московского патриарха. Точка. Если о. Николаю и проф. Янакиеву не нравится это положение, то пусть сделают себе собственный приход, а не распоряжаются на месте, которое им не принадлежит, – пусть перестанут “чужим пирогом угощать“, как говорит в таких случаях наш народ. И без того в недавнем прошлом мы пережили трагедию ужасной церковной распри; давайте же не будем разбрасывать вновь ее семена даже и в более тесном пространстве отдельного прихода, подворья или храма. Ибо семенам зла свойственно давать буйные всходы. Одна капля яда убивает весь организм. Когда у нас болит даже только один палец, мучается все тело. Если цепь мира и любви распадется только в одном малом храме, она распадется и во всей Церкви. Итак – разум, братья! Разум! Только дьявол смеется вашим раздорам. Перестаньте делиться на “филиппян“ и “николаитов“, а – пожмите лучше друг другу руки и будьте одной дружной семьей. Чтобы церковь Св. Николая была достойна своего святого имени и оставалась подлинной жемчужиной любви и духа в сердце нашей столицы.

* Дядя Ганя – герой одноименной повести болгарского писателя Алеко Константинова (1863-1897), символ деревенской неотесанности и вместе с тем хитрости и самодовольства, грубиян и хам. Стал нарицательным героем, персонажем фольклора и бесчисленного множества анекдотов.

** “Закон – в чистом поле ворота“ – ироническая болгарская пословица. “В поле ворота“, то есть что-то, что можно обойти со всех сторон.

About andrey