Пятнадцать минут в кривом эфире

Янина АЛЕКСЕЕВА

Удостоились мы, Подворье наше, чести попасть в телевизор. Наши не вполне уже свежие новости были выставлены для обсуждения в студии, в прямом эфире, в ряду других важнейших новостей страны: Цецо «Элвис» стал отцом и уже созрел для педагогических дебатов, а Марио «Экстрим» пришел в студию доказывать, что его эротические, прошу прощения, групповые фотографии с участием Сашки Васевой – отнюдь не фальшивка, как о том в той же студии неделю назад твердила сама Сашка.

Кто же представил нас в ток-шоу журналиста с такими разносторонними интересами? Не прошу угадать с трех нот, потому что в Болгарии для ответа на подобный вопрос не требуется подсказок. И любой вам скажет, что этот «ток» – трехфазный, из тех, о которых предупреждают табличкой: «Не пипай! Опасно за живота!»

Итак, с чем пожаловали, господин профессор, после неудавшегося штурма Синодной палаты Болгарской Православной Церкви? Ясно ведь, что не с очередным гневным высказыванием о Церкви Русской, как о «фашизоидном авангарде Русских властей» и не с плачем о «растерзанном евхаристическом теле» – аудитория не та.

Но, как говорится, не учи ученого. Профессор свое дело знает. Даже не посчитал зазорным соседство с более чем пикантными фотографиями. Видать, обрадовался вдруг появившемуся поводу для публичных нападок. Ведь сколько времени для поддержания хоть какого-нибудь интереса к Русской церкви в Софии приходилось пробавляться мелочевкой, которую не возьмет в оборот ни ток-шоу, ни газета «Третья молодость», статейками, которые можно «тиснуть» только в своем блоге, пристально перед этим вглядываясь в трубы строительных лесов в храме на предмет поиска на них предосудительной ржавчины, или считать предосудительно расстегнутые пуговицы на рубашке регента церковного хора.

Теперь же есть целых пятнадцать минут эфирного времени (и никаких оппонентов!), в течении которых следует заколотить нужные гвозди в черепные коробки почтеннейшей публики, пустив дымовую завесу, запутать всех и напугать, напугать хорошенько. И есть чем: в центре Софии, в Русской церкви готовится, ни много ни мало, государственный переворот! Шутки в сторону, господа!

Сначала идет дикторский текст, сообщающий о событии. Вот оно в изложении сайта Русской церкви: 18 сентября в крипте Патриаршего Подворья в Софии по согласованию с Синодальным отделом Московской Патриархии по взаимодействию с казачеством (эту подробность в ток-шоу, разумеется, опустили – прим. автора) состоялся учредительный казачий круг (сбор).

А вот комментарий к нему из ток-шоу:

«По мнению некоторых богословов, учреждение военизированной структуры при Русской церкви в Софии может быть принято как очередной знак богомольцам болгарского происхождения, о том, что они нежеланны в этом храме. Особенно после того, как игумен Филипп попытался разделить посещающих церковь по этническому принципу – на болгар и русских».

Сразу становится ясно, кто же он – этот «некоторые богословы» и зачем нужно сходу запуститить мысль о том, что структура военизированная. За пятнадцать минут эфира она в том или ином варианте (военизированное формирование, подразделение, паравоенная организация и др.) будет повторяться ДЕВЯТЬ РАЗ, и еще один раз напомнят о том, что у этой организации, бесспорно, военные цели. Конечно бесспорно, ведь спорить-то в студии не с кем – на то и рассчитано.

А что касается нежеланности в храме богомольцев болгарского происхождения, так об этом в болгарских СМИ со слов тех же «некоторых богословов» говорят с февраля 2012 года, и до сих пор никто из журналистов не взял на себя непосильный труд это проверить.

Продолжим, однако, комментарий ток-шоу: «Тот же священник, игумен Филипп, на Сборе русофилов на озере Копринка заявляет: (видеозапись выступления игумена Филиппа на Сборе русофилов) Иг. Филипп: «Мы, русские, любим Болгарию. Мы вместе с Болгарией. Мы вместе, мы не разные, мы не две нации, мы одна славяно-православная держава, и вместе мы сможем многое сделать».

Все, пожалуй, понимают, что такое фраза, вырванная из контекста. Мало того, в Болгарии многие помнят «великую метафору» академика Дмитрия Лихачева, высоко ценившего болгарскую духовную культуру и назвавшего Болгарию «державой духа». Именно это имел в виду игумен Филипп, которого обвиняют в стремлении делить по этническому принципу болгар и русских, и который, разумеется, никого не делил и делить не собирается.

Напомню также, что слово «держава» в болгарском языке, в повседневном его употреблении, сузилось до значения «государство». О чем, профессор, конечно же, знает. Но при этом обвиняет отца игумена в посягательстве на суверенитет Болгарии и в течении пятидесяти пяти секунд эфирного времени повторяет свое любимое слово «скандально» ЧЕТЫРЕ РАЗА (а на протяжении всей передачи – ПЯТЬ).

В эти же 55 секунд он успевает дважды вставить «страшилку» о «паравоенной организации». Повторенье – мать ученья, нужные мысли, идеи в массовое сознание заколачиваются именно так. Хорошо бы, однако, их усилить. И вот следующая «страшилка»: «Никто не имеет права создавать паравоенную организацию иностранного государства на нашей территории, потому что это означает, что завтра может быть создана такая же от Хизболлы, от швейцарской гвардии, которая охраняет Папу. Представляете, какое это безобразие

«Безобразие» – еще одно любимое слово профессора, которое неизменно всплывает при воспоминаниях об игумене Филиппе. В этой передаче оно повторяется ТРИ РАЗА. Про Хизболлу для верности тоже напомнят – через пару минут: «Я вам говорю, представляете себе, Хизболла – духовная организация все-таки, мусульманская – создаст военное подразделение на нашей территории?! Что должны сделать наши институции с такими людьми? Бесспорно, отозвать их из страны, выгнать их. ЭТОТ ЧЕЛОВЕК делает то же самое». Теперь процитирую одного своего знакомого болгарина, сказавшего после просмотра этой передачи: «Сравнивать казаков с Хизболлой – явное кощунство!». Кощунство – не кощунство, а нужно создавать «общественное мнение». Поэтому на подмогу Хизболле призываются масоны, а профессору – ведущий: «Где-то в бумагах я прочитал, что это – ответ на «вольных каменщиков» (на экране в это время– Сбор русофилов на оз. Копринка), ответ на масонов, ответ на другие такие формирования, которые есть на территории Болгарии».

В последнем высказывании профессора приоткрылась и цель его прихода на ток-шоу: выгнать из страны «этого человека». Почему же за пятнадцать минут эфира слова «этот человек» (а для ясности – указание перстом на то и дело возникающую на экране фотографию игумена Филиппа) произносятся ДЕВЯТЬ РАЗ? Почему ни разу не объясняется, что этот человек – настоятель храма, представитель Патриарха Московского и всея Руси при Патриархе Болгарском, человек, которого сам Святейший избрал для служения в этом храме, значит, счел его для этого подходящим? Да потому что профессор подходящим его не считает (для себя, а, значит, и для всех остальных), старается внушить это зрителям и «институциям», которые непременно должны выдворить из страны этого неугодного профессору человека. Слова «этот человек» по отношению к отцу настоятелю – культурный вариант, для СМИ. Приходя же в храм помолиться, «некоторые богословы» вполне могут себе позволить спросить охранника: «Ну что, этот идиот сегодня будет служить?»

В сущности, ничего нового, полгода – одно и то же, все из-за того же и для того же. Неплохо, однако, повторить еще и еще:

«…я особенно настаиваю, чтобы мы, прихожане этого храма (фотография отца игумена дается крупным планом) – болгары и русские, скажу я вам прямо, настаиваем, чтобы болгарские институции сделали дело и содействовали отзыву человека, который нарушает законодательство (произносится с особым чувством) нашей страны!» Вот так запросто, от имени всех прихожан.

О том, что болгар (в процентном отношении – это приблизительно 90 % прихожан Русской церкви) гонят из храма, делят по этническому принципу, в передаче за все те же 15 минут повторяется ПЯТЬ раз. Остается непонятным, как же сам профессор, объявивший (заметьте, при свидетелях!) в феврале этого года медийную войну отцу настоятелю и устроивший в этом плане настоящую «ковровую бомбардировку», сам до сих пор пребывает в числе прихожан?

«Создание этой паравоенной организации имеет конечной целью разогнать нас из этого храма. Нас, болгар, потому что месяц назад в проповеди, которую ЭТОТ ЧЕЛОВЕК допустил в НАШЕМ храме, сказано, что если болгарам что-то не нравится в этом храме, могут уйти и искать себе другую церковь».

Не было такого! Ни месяц назад, ни два, ни пять. Все проповеди отца настоятеля записываются на видео, ставятся на сайт Подворья, и легко проверить что в них было и чего не было. Но обратим внимание на другой момент, рассеивающую дымовую завесу: ЭТОТ ЧЕЛОВЕК (то есть никто) допустил в НАШЕМ храме. И давайте еще раз уточним это «мой-твой» с точки зрения закона, на который так любит ссылаться профессор.

Русская церковь в Софии – не приход, а Подворье Патриарха Московского и всея Руси, то есть своего рода иностранное посольство. А сам храм – собственность Российской Федерации, то есть территория иностранного государства. Откуда никого не гонят, но где, говоря светским языком, есть, уж простите, если кому не нравится, начальник – посланник этого государства. И что в этом предосудительного? Если вам не нравится ваш начальник, вы же не будете поднимать против него медийную войну и призывать «институции» убрать его куда подальше?

Но вернемся к казакам новой, Софийской Свято-Пантелеймоновской станицы. Они, как утверждает профессор, – цитирую: «обыкновенные мутры» (в дословном переводе на русский – «хари» в значении : «мурло»). И тут же цитирует слова св. Апостола Павла о том, что нет «ни эллина, ни иудея, ни язычника; нет ни раба, ни свободного; нет ни мужского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе». Ни эллина, ни иудея, может, и нет, но, как оказалось, есть «интеллектуалы», к которым себя причисляет профессор, и «мутры». Только вот ведь незадача, первым из людей, попавших в рай был именно разбойник – «мутра», а вовсе не «интеллектуал» – фарисей.

«Кроме того, – говорит профессор – должен вам сказать, несмотря на то, что я – храбрый человек, я начинаю беспокоиться – я и мои собратья. Есаул, начальник этой казачьей организации – если дадите фотографию, я вам его покажу – он очень-очень крупный молодой человек, который месяцы подряд стоит за спиной – то моей, то кого-нибудь еще из прихожан».

Вообще-то, в храме все богомольцы стоят лицом к алтарю, а, значит, за спиной друг у друга. Но чем больше «страшилок» в этих пятнадцати минутах эфира, тем лучше. Разбираться в них никто не станет. Да и чего разбираться, когда профессор и доказательства предъявляет: «Я принес несколько документов, которые, к сожалению, едва ли смогу показать через камеру, но Всевеликое Войско Донское, чье подразделение открывается здесь, например, занимается с «условно боевой задачей боевой группы», которая подготавливает разведчиков».

Но камера все-таки показывает эти «документы» – интернетовские тексты с картинками, скинутые на принтер. А где устав, который создается специально для страны, в которой регистрируется общественная организация? Или никто не знает, что общественной организации не избежать такой регистрации в соответствии с законом? Или кто-то думает, что на Патриаршем подворье этого не знают? А почему бы профессору не рассказать о том, что казачьи организации существуют во многих странах Европейского Союза, скажем, в Германии и Австрии? Что они есть во всем мире. И стоит ли лукавить, говоря, что ни ведущий ток-шоу, ни гость в студии не догадываются, в верности какому отечеству произносится присяга гражданами Болгарии под знаменем Республики Болгарии с исполнением ее государственного гимна? Ну что за лохотрон, господа дорогие?!

А зрители, кажется, под большим впечатлением от всего, свалившегося на них за эти пятнадцать минут прямого эфира, и с облегчением переходят к доказательствам подлинности эротических фотографий поп-певицы Сашки Васевой.

About andrey