Сбор Божьей бизнес-элиты

Пламен СИВОВ

Чудную статью сляпала г-жа Эвелина Здравкова в связи с освящением нового пловдивского Преображенского храма и последовавшего милого архонтского торжества. Г-жа Здравкова, уже знакомая нам как автор фундаментального панегирика “Любовь на всю жизнь” (систематическое исследование добродетелей Пловдивского митрополита Николая и всенародной любви к Его Высокопреосвященству), невольно превзошла сама себя в этом своем последнем тексте.

Главный редактор пловдивского православного телеканала и сайта епархии отразила событие с такой эмоциональной приподнятостью и таким языком, что они достойны войти в будущие учебники казенной церковной журналистики. В этой пока еще официально несуществующей дисциплине будут два ведущие принципа: 1) полное пренебрежение к христианской вере с ее Евангелием, правилами и прочими отжившими вещами и 2) столь же полная преданность и благоговейный трепет перед всяким словом и делом (церковного) начальства. Неразборчивое употребление неясных для журналиста церковных терминов – тоже плюс для кандидатов в “епархиальные трибуны”.

Но давайте вникнем в этот, скажу прямо, позорный текст. Далее для большего благолепия цитаты из статьи даны в синем цвете – ибо это один из цветов Пловдивской епархии.

Петр Манджуков (“православный христианин”, уточняет автор еще с первой фразы – чтобы у кого-нибудь не возникало сомнений) был “провозглашен” “первым архонтом Пловдивской церкви”, “после того как все присутствовавшие в храме в один голос признали его достойным”. Эти “присутствовавшие”, судя по заглавию, были “бизнес-элитой Болгарии”. Еще бы они не признали его достойным. Еще бы не в один голос…

“Да пребудет дело и да умножатся блага, ибо он доказал, что сделал свой дар ради веры, а не ради прославления себя”, – сказал митрополит о новом архонте. Интересно, как именно он это доказал и как это прозрение в глубокие душевные мотивы оружейного магната дошло до знания владыки? Разве Бог – не единственный сердцеведец? Оказывается, чистоту мотивов надлежит доказать перед соответствующим митрополитом. Удобно…

“Среди гостей, удостоивших своим присутствием литургию и день рождения ктитора…” Эх, сударыня… В отличие от манджуковского дня рождения, литургия – вовсе не то событие, которое мы “удостаиваем” своим присутствием. Ваш ляпсус выглядит на первый взгляд мелким, но он отражает тот же умственный и душевный беспорядок, который знаком нам по скетчу из “Улицы”: “И вот вчера звонят мне, что Майкл Джексон… почему, мол, я не удостоил его дня рождения вместе с дочкой?..” (Камен Донев, “Монолог учителя“).

Пропускаю всех тех “боссов” и “шефов”, которых автор перечислила поименно в составе народа Божьего, нахлынувшего “удостоить”.

“Архонт – это почетный титул для мирян, связанных с церковью”. То есть миряне, народ Божий, делятся на две большие группы – на тех, которые связаны, и на тех, которые не связаны с церковью. Я, к примеру, не будучи ни архонтом, ни боссом, ни шефом (руководителей православных фондов не производят в архонты, и слава Богу), очевидно не числюсь среди связанных с церковью лиц. Спасибо Эвелине Здравковой за ее вклад в экклезиологию. “Пловдивская церковь” явно идет в одном пакете с соответствующей пловдивской экклезиологией.

“В 7.30 начался чин освящения храма… В этом ритуале содержится вся символика Церкви […] и владыка не пропустил ни одной детали этой церемонии”. Еще бы он пропустил что-то. “Митрополит Николай” и “пропущенная деталь” – понятия несовместимые.

Другие несовместимости выпали, однако, из возбужденного внимания журналистки. А ведь они гораздо важнее.

“Множество священников пришло для того, чтобы по примеру святых апостолов вознести молитвы во имя Господа”. Действительно ли только ради этого? Впрочем, ладно уж, поверим вдохновению автора. Хотя когда позавчера я был в Пловдиве и общался там с церковными людьми, слова “страх”, “публичное унижение” и другие подобные им использовались широко при описании движущих сил церковной дисциплины в этой епархии.

“Бизнесмены со всей страны, чиновники, политики, общественные деятели присоединялись до последнего момента к молитвенному соучастию праздничного богослужения”. Вот-вот, так и надо – до последнего! Молитвенное соучастие не похоже на криминальное: к нему можно присоединиться и когда уже все закончилось.

“Рядом с митрополитским троном неотлучно стоял главный ктитор новой церкви бизнесмен Петр Манджуков… Сиденья были приготовлены и для прочих 9-ти жертвователей”.

Что ж, прекрасно, что позаботились об удобствах для этих людей. Только вот что нам делать с этим: “Ибо, если в собрание ваше войдет человек с золотым перстнем, в богатой одежде, войдет же и бедный в скудной одежде, и вы, смотря на одетого в богатую одежду, скажете ему: тебе хорошо сесть здесь, а бедному скажете: ты стань там, или садись здесь, у ног моих, – то не пересуживаете ли вы в себе и не становитесь ли судьями с худыми мыслями” (Иак. 2:2-4)?

Цитирую это место, поскольку и сам автор любит цитировать:

“Как говорится в святых книгах – церковь сзывает, сбирает и соединяет друг с другом разных людей с христианским сердцем, чтобы торжествовала вера”. Буду очень рад, если г-жа Здравкова процитирует конкретно хотя бы одну из “святых книг”, в которой содержится именно эта мысль. А так, слово “сбирает” напоминает мне разве что известную рекламу пива [игра слов; пиво по-болгарски – “бира“, прим. пер.], да только это из совсем другой оперы.

“Жители квартала благодарно крестятся, ведь у них уже есть храм, где они могут зажечь свечку – скромную бескровную жертву обыкновенных людей”. Ну вот, наконец-то слово сказано! Главное, по-видимому, предназначение щедро подаренного храма – чтобы в нем зажигали свечки. Кто? “Обыкновенные люди”, разумеется. Другие, необыкновенные, бывают только на освящениях, ни для чего другого их не ищите. Да и есть ли что-то другое? Г-жа Здравкова не упоминает об этом.

“Владыка поблагодарил жертвователей, дарителей и всех потрудившихся для возведения храма в честь Матери Божьей. Он объявил их “свечою Церкви”, цитируя слова Евангелия от Матфея, что свечу не ставят под сосудом, но на подсвечнике, чтобы служить образцом для верующих”. Эх, святый апостоле, такие ли “свечи” ты имел в виду, такие ли “образцы”? Не поведал ли как-то Спаситель притчу о бедной вдове и ее скромной лепте, которая и оказалась подлинной жертвой? Вдова – архонт? Где уж ей… Если только она не вдова-наследница какого-нибудь убитого мафиози; у других вдов в этой епархии нет никакого шанса.

Статья кончается аппетитно, живописным и источающим слюну описанием меню ресторанта, в котором “ранние гости” “пальчики облизывали”: “На сладкое, разумеется, был подан знаменитый кисель “Тримонциум“ – по рецепту, дошедшему до нас вместе с ковчегом Ноя”. Прекрасный археологическо-кулинарный эпилог славного дня! Надеемся, что этот рецепт будет раскрыт в самом скором времени профессором Божидаром Димитровым, а мощи Ноя, сжимающие нетленный сосуд со все еще съедобным киселем, будут найдены наконец отечественными археологами в подножии какого-нибудь из пловдивских холмов.

Согласно другой публикации митрополит сказал (здесь цитаты уже даны в зеленом в честь экологического и благородного оружейного бизнеса нового архонта, хотя красное больше бы подходило им – они потрясают):

“Когда заслуги велики, благодарности должны быть достойными”. Возникает резонный вопрос (эх, снова вспомнилась евангельская вдова, виноват!): каким аршином измеряет заслуги митрополит? Явно самым банальным – тем, финансовым, с многими нулями. В таком случае что же делать нам, людям попроще и без такого количества нулей в заслугах? Чтобы мы ни делали, “достойную благодарность” (понимай – титулы и медальончики) мы не получим. Кукиш. Что ж, я рад, скажу вам честно.

“Сегодня великий день! Около 80 тысяч человек были лишены права на доступ к Богу. Сейчас мы можем себя поздравить с этим прекрасным храмом”. Оказывается, жители квартала “Фракия“ многие годы пребывали в состоянии системного нарушения своих человеческих прав и только миллионы Манджукова смогли обеспечить им “право на доступ”. И поскольку выше уже шла речь о свечках, предлагаю к списку основных прав человека добавить “право на свечезажжение”, ибо без него христианство просто теряет смысл.

И поскольку владыка все еще не догадался (где уж, при такой нагрузке!) удостоить Манджукова титулом “доктор гонорис кауза” в области богословских наук через кафедру богословия Пловдивского университета, то я позволю себе предвосхитить возможность того, что Манджуков будет консультировать его по богословскo-духовным вопросам (он, бедный, с академической стороны все еще плох – всего лишь “член-корреспондент Киевской экологической академии”, что бы это ни значило). Поэтому прилагаю в конце этой статьи избранные места по теме архонтства и человекоугодия. Эти две явления похожи на двойную звездную систему – они подпитываются взаимно и не могут друг без друга. А главный редактор Пловдивского православного телевидения (по ее собственной терминологии – “босс”) г-жа Здравкова может вести заметки, они ей будут очень полезны.

***

Приложение 1: Из Святого Евангелия (объясняю: это часть одной такой большой книги в черным переплете и с золотой надписью “Библия”, которую можно найти в церковных магазинах, в том числе и Пловдивской епархии):

У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым (Гал. 1:10).

***

Приложение 2: Из наследия святых отцов (объясняю: это одни такие люди, в чьи слова даже самому Пловдивскому митрополиту Николаю неплохо бы вслушиваться иной раз):

Человекоугодие – грех против первой Божьей заповеди, ибо человек, которому мы угождаем или на которого надеемся и так забываем Бога, делается для нас чем-то вроде бога, вместо истинного Бога (Св. Филарет Московский).

Начало почести – человекоугодие, а ее конец – гордость (Преп. Нил Синайский, “О восьми духах зла”, Добротолюбие).

Камень, как бы сильно его не бросили, не достигает неба. Так и молитва человекоугодника не доходит до неба (Преп. Нил Синайский).

Человекоугодник заботится только об одном – чтобы увидели его наружное поведение и  чтобы он заслужил таким образом похвалу от льстеца (Св. Максим Исповедник).

Что бы ни делал человек, он должен делать это для Бога. Мы забываем Бога и тогда возникает мысль, что то, что мы делаем, очень важно. Так возникает человекоугодие и мы стараемся не упасть в глазах других. Если кто-то действует с мыслью, что Бог видит и наблюдает его, то тогда все, что он делает, правильно. В противном случае, если он работает, чтобы показаться перед другими хорошим, он теряет все и его усилия напрасны. Нужно, чтобы человек исследовал самого себя во всяком своем действии. Что бы он ни делал, он должен делать это только ради Христа, сознавая, что Христос его видит и наблюдает. В основании не должно стоять человеческое начало. В сердцевине любого человеческого движения должен быть Христос. Если мы делаем что-то для того, чтобы понравиться людям, то от этого нет никакой пользы. Надо, чтоб у нас было большое внимание. Надо постоянно испытывать себя – каковы причины, которые ведут нас к этим действиям? Если я почувствую, что мной руководит человекоугодие, я должен быстро победить его, ибо если я хочу сделать доброе дело, смешивая его с человекоугодием, это все равно что черпать воду из колодца дырявым ведром (Паисий Святогорец).

Тщеславие происходит из самолюбия, укорененного у всех людей. Непосредственное свое начало оно получает от человекоугодия – от желания угодить всем людям, но не ради Господа, а чтобы нас уважали все, чтобы мы добились их хорошего мнения о нас, их похвалы, честь и славу. Пища тщеславия суть человеческие почести, похвалы, лесть, пустая человеческая слава, богатство, знатность, громкое имя, светские преимущества… (Св. Лука Войно-Яснецкий)

***

Приложение 3: Из официальных документов Святейшего Синода Болгарской Православной Церкви (объясняю: это такая инстанция, чьи решения обязательны для Пловдивского митрополита, как невероятно бы ни казалось это вам):

Устав БПЦ, ст. 69, п. 2:

(2) Решения Святейшего Синода, если они не противоречат догматам и канонам святой Православной Церкви, окончательны и обязательны для членов, будь то духовных лиц и мирян, Болгарской Православной Церкви – Болгарской Патриархии.

Из ЗАЯВЛЕНИЯ СВЯТЕЙШЕГО СИНОДА БОЛГАРСКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ от 24 января 2007 г.

[…] 2. В наградном фонде Болгарской Православной Церкви и ее структур – епархий, монастырей и проч., не существует звания “архонт”, оно не может присваиваться от ее имени и не признается болгарским церковным отличием.

3. Совершенные удостаивания званием “архонта” представителями Болгарской Православной Церкви недействительны.

Примечания

Статья г-жи Здравковой: www.marica.bg/show.php?id=84150

Сайт г-на Петра Манджукова: www.mandjoukov.bg

About andrey