Счастье в том, чтобы обнимать Иисуса

Лиляна ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ

Отрывок из романа «Радость всех скорбящих», посвященного земной жизни Божьей Матери

…Миновали месяцы тишрей, хешван, кислев. Вслед за унылой мрачной осенью пришла зима с ветрами и холодами. Дитя во мне росло и приближался час, когда я Его увижу.

В это время во всем Римском царстве была оглашена воля императора Октавиана, который называл себя великим или, как они говорили, Августом. Все, живущие в пределах империи – и знатные граждане Рима, и мы, имеющие меньшие права, должны были участвовать в переписи. Приказано было каждому переписаться на месте, где родился. Поэтому мы должны были отправиться в Вифлеем Иудейский, в край Давида. «Выдержишь ли ты, Мария?» – озабоченно спросил Иосиф.

– Бог мне поможет, – ответила я.

Я знала, что мы должны отправиться в путь. Римляне чувствовали, что каждый ребенок из хорошей семьи в Израиле видит в них чужаков и неприятелей. Непрерывно боялись бунтов. Поэтому всякое непослушание расценивали как сопротивление и наказывали за него.

Мы отправились в путь вместе с сыновьями Иосифа, с сыновьями его сыновей и еще неколькими нашими родственниками. Мне было трудно долго ехать на осле. Уставала я и ходить, поэтому мы с Иосифом часто останавливались на отдых. И все более отставали от остальных. И доехали до Вифлеема едва на четвертый день.

Вифлеем расположен на скалах, поднимающихся над Долиной хлеба. Городок маленький и малочисленный. А в дни переписи потомки Давида хлынули туда, как муравьи на винную ягоду.

Мы блуждали в мраке и грязи. Я ехала на осле, держась за его гриву, а Иосиф едва тащил усталое животное. Мы искали какой-нибудь приют. Напрасно. Каждый дом, каждое место для ночевки, каждая мастерская и каморка были переполнены людьми. Через открытые двери исходил горячий, тяжелый воздух.

Так мы дошли до конца города. Перед нами простирались пастбища. Вдалеке виднелись огни пастухов. Иосиф не знал, что делать.

– Бог нам поможет, – повторила я.

Тогда неожиданно на пути перед нами возник человек. И еще до того, как мы попросили его о помощи, он сам предложил нам место для ночевки.

«Не очень удобно, не так, как вы привыкли, но сухо и тепло, – сказал он. Это царская пещера. Мои сыновья здесь оставляют своих овец, волов и ослов. Но старые люди говорят, что в ней часто останавливался Давид, еще когда был самым молодым из сыновей Иесея и пастыря».

«Младенец родился нам – Сын дан нам…», – пишет Исаия.

«Родился Младенец. Наш Сын родился», – повторяла я, вся переполненная счастьем, когда мое Дитя лежало на моей груди. Оно вышло из меня в ту же ночь, когда мы прибыли в Вифлеем. Я родила Его без всякой боли. Легко, как когда цветок переходит из одних рук в другие.

Он, Который вошел в мою утробу как божественный огонь, не повреждая ее, сейчас лежал в моих объятиях как свет. И я кроме Него не видела ничего. Все, что происходило около нас и о котором позднее рассказывали мне Иосиф и Саломия, вифлеемская повитуха, осталось в тени этого света. Это было прекрасное Дитя, Иоанн! Дивное чудо! И даже сейчас, когда я закрываю глаза и глубоко вдыхаю, я чувствую этот запах чистоты и нежности розового лица, убежденая, как и тогда, что на свете нет ничего теплее и нежнее, чем кожа моего Сына.

А может быть, так думает каждая мать.

Когда я прижала Его к себе, Он посмотрел на меня тем невероятным взглядом, который дает все. Все вопросы и все ответы. Всю истину мира. Этот взгляд проник в мое сердце. А оно плавало в блаженстве, как в нектаре. Казалось, что я больше не существую. Все во мне было – Его.

Все, что я говорю тебе, только слабо отражает мои действительные переживания. Как бледное отражение лица в воде похоже на само лицо. Как капля моря на камне похожа на все море.

Действительно, я не могу тебе описать те первые часы, которые я провела со своим Сыном. Эти сложные, возвышенные и в то же время такие простые чувства. Они больше моих слов. Они так сильны, что я не могу облечь их в слова. И вопреки этому, неуловимы, как нежность.

Самое важное невозможно высказать.

«Что ты подумал, когда увидел мое лицо? И что Тебе снится сейчас?»- спрашивала я. И когда Он, сытый, заснул, прислушивалась к Его дыханию, внимательно следила за тем, как поднималась и опускалась маленькая грудь, вслушивалась в Его пульс.

«Какими будут дни Твоей жизни, Дитя мое? Цветок материнский, любовь единственная. Какой путь Твоей жизни определил Творец? И как мне помочь Тебе исполнить то, для чего Ты рожден? Как оправдать милость, данную мне тем, что ты мой Сын?»- думала я. Так мучается, предчувствует и пребывает в сомнениях каждая мать.

Тогда Он улыбнулся во сне и я неожиданно подумала: «Счастье в том, чтобы обнимать Иисуса!» Затем шепотом повторила эту мысль. А затем громко. И мне казалось, что слова из моих уст капают как мед.

Счастье в том, чтобы обнимать Иисуса.

***

Иисус, Наш Господь и Бог, Который Истина и Жизнь и сила Которого возрождает всех мертвых, сошел из вечности во время, с Неба на Землю.

Он родился в самую длинную ночь в году, в первые часы зимнего солнцестояния, когда день становится длиннее, а время для отдыха и темноты – короче. Это день, когда Солнце направляется вверх, к вершине неба. Потому что Он – Солнце. Солнце Милости и Правды.

Мир обратил взор на Давидов град, на Вифлеем, который мы, евреи, называем Домом хлеба. Потому что Он – Хлеб жизни. Его первым жилищем была пещера. Место мрака и всяких искушений. Потому что мир, в который Он пришел, был пределом мрака. А люди, как пророчествовал девять веков тому назад Давид, «сидели во тьме и сени смертной». Падение в бездну беззакония было страшным. Язычники погрязли в самых скверных пороках. Их жизнь была богохульной, а развлечения гнусными и жестокими. Сыны Израиля также отдалились от Бога. Их вера была строгой, но без любви. Они соблюдали правила, но с пустым сердцем. Тогда случилось то, о чем Бог обещал через Исаию: «Народ, который ходил во тьме, увидел великий свет».

Пришел Он. Он, Свет миру.

Рядом с яслями, в глубине пещеры, лежали овцы, вол и ослы. Вол как знамение для тех евреев, которые и сейчас в своем уме поклоняются золотому тельцу. Ослы как знак для язычников, бог которых имел образ чудовищного золотого осла из Доры. А овцы? Они свидетельствовали, что Отец послал Сына как жертву для спасения людей. Не подтвердил ли это и Иоанн, сын Захарии, когда увидел Его на берегу Иордана? «Се Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира», – сказал он. Чтобы сбылись предсказания Исайи: «Как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих». Мария, Его мать, положила Его на солому, потому что мир был пуст и хрупок, и тленен как солома. А Он пришел, чтобы дать этому миру полноту благодати.

Первыми Ему поклонились пастухи и мудрецы. Первые – самые близкие к природе и жизни в ее простом виде. Вторые – обладатели самых больших знаний Ветхого мира. И одинаково, хотя каждые по-своему, познающие все человеческие немощи, а также и силу, и славу Господню.

Пастухи представляли народ Израиля. Мудрецы пришли с Востока, следуя за сияющей звездой, и представляли народы, которых позвали следовать сиянию Света Мира и прийти поклониться Ему.

Встреча пастухов и мудрецов – прообраз Церкви, которую мы, Его апостолы и ученики, создали из Его крови и Его жертвы. А Он Сам много раз говорил: «Я – пастырь добрый», собирал заблудших овец и возвращал их в Свое стадо. В утробе Марии, Матери Иисуса, Второе Лицо Святой Троицы – Бог Сын, не отделяясь от Бога Отца и Бога Святого Духа, соединился с человеческой природой и стал Богочеловеком.

Это совершилось неописуемым способом, противно человеческому уму и человеческой природе. Но Бог может сделать и то, что человек не может постичь.

Родился Сын Эммануил, что означает «с нами Бог». Бог как мы. Бог с человеческой природой. Подобный человеку во всем, кроме греха. Богочеловек. А та, которая Его родила? Как ее назвать? Ее, Благословенную между женами? Ее, которую славят все роды? Ее, которая родила Бога? Как по-другому, если не Богородицей?

Иисус родился во времени от матери, но без Отца.В то же время он рожден раньше всех веков от Небесного Отца, но без матери.

Но сегодня легко толковать, после всего того, чему мы были свидетелями. Собирать знамения и находить их значения после того, что случилось. Вспоминать чудо Его рождения как доказательство, что Божий Промысел – полный и совершенный.

В день, в который родился Иисус, сын Иосифа, сына Якова, из рода Давидова и племени Иуды, как Его записали в царских книгах, Бог скрыл истинную глубину самой большой тайны, совершившейся от сотворения мира.

Нужно была пройти весь путь Сыну Божьему и Сыну Человеческому, чтобы мы, грешные и недостойные, поняли, Кто пребывал между нами!

 

About andrey