Эрос и брак: таинство любви

krest2Беседа с греческим священником Василием ФЕРМОСОМ

Почему мы называем брак таинством? Что таинственного в нем?

Мы называем брак таинством не потому что в нем что-то скрыто, во что мы не посвящены в обычном смысле этого слова. Таинством является всякая встреча тварного с нетварным, человека с Богом. И в церковном браке также происходит такая встреча, точнее, соединение, в том же смысле, что и в таинстве Воплощения Бога или Божественной Литургии. Подобная встреча, конечно, превышает способность нашего ума понять в полноте, осмыслить и проанализировать ее.

Можете ли Вы подробно объяснить, как Бог встречается с человеком в таинстве брака?

Точно так же, как и в Божественной Евхаристии. Там мы приносим Богу материальные дары (хлеб и вино), и Он возвращает их нам освященными в качесте Божественного Причастия. Что-то подобное происходит и в таинстве брака, когда мы дарим Богу наше соединение и получаем его обратно освященным.

Что означает это в действительности?

Чтобы лучше понять это, нужно вспомнить евангельское чтение во время таинства венчания. Речь идет о первом чуде Христа, которое совершилось на свадьбе в Кане. Когда вино закончилось, Христос попросил наполнить водой шесть каменных кувшинов. Затем их подали гостям. Вода превратилась в превосходное вино и распорядитель пира изумился. Он позвал жениха и сказал ему: «Всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее; а ты хорошее вино сберег доселе» (Ин. 2:1-11).

Чудеса Христа и святых называют знамениями, то есть знаками другой реальности. В этом конкретном случае Господь показал нам каково «естественное» состояние вещей без Божьей Благодати, и что происходит в жизни людей, если они вооружатся этой Благодатью. Без встречи человека с Богом в браке естественным мог бы считаться путь духовной усталости и бедности. А когда происходит соединение мужчины и женщины в церковном браке, эта естественная связь включается в Тело Христово, то есть в Церковь, и в ней супруги черпают неизмеримую духовную силу.

Но ведь в брак вступают и многие люди, которые очень далеки от Церкви. Эти люди просто ставят свою подпись. Неужели все эти браки осуждены на разрушение или формализацию? Действительность не подтверждает этого.

Полностью согласен. В этом случае остаются любовь, естественные душевные силы и способности супругов, а также их хорошее расположение и намерения. Но без встречи с Божественной Благодатью все эти замечательные качества основываются только на способность мужа и жены усердно подвизаться на поприще создания правильных супружеских отношений. А эта спасобность м начале может быть достойна похвалы, но без Божией помощи нередко постепенно исчезает.

То есть в таких браках Бог отсутствует?

Конечно нет. Бог присутствует в каждом добром деле человека и поддерживает его хорошие начинания и усердие. Это относится и к нехристианам, и некрещеным людям. Но чтобы понять разницу, давайте снова рассмотрим первоначальное таинство, «архетип» всех таинств – Божественную Евхаристию.

Немало людей стремятся поправить свою жизнь, стать лучше; некоторые даже призывают Божию силу, но не причащаются Его Тела и Крови. Это не одно и то же. Причащаясь Святых Таин, человек психосоматически соединяется с Христом «для вечной жизни» – не просто для чтобы стать «хорошим человеком», а чтобы освятиться и жить вечно с Ним.

То же совершается и в церковном браке. Тот, кто осознанно и с ясным сознанием происходящего учадствует в этом таинстве, просит Бога включить его любовь в Божию любовь, просит, что любовь между мужем и женой приобрела иное, сверхъестественное качество и жила вечно.

Вспомните выражение из молитвы, которую священник произносит в конце чина обручения: «Утверди я еже от Тебе святым соединением», что означает: «укрепи их происходящим из Тебя святым соединением». Вспомним также слова из молитвы в конце последования венчания: «Восприими венцы их в Царствии Твоем, нескверны, и непорочны, и ненаветны соблюдаяй во веки веков» – то есть «прими их венцы в Твое Царство незапятненными и безупречными, сохраняя их в безопасности от вражеских козней во веки веков». Так брак приобретает космологическое и онтологическое измерение. Человек являет в себе истину своей бескорыстной любви.

Опыт показывает, что большинство людей, вступающих в церковный брак, то есть участвующих в таинстве венчания, не задумываются о подобных вещах. Их мыли направлены прежде всего ва внешнюю сторону бракосочетания, на пышность и торжественность одежды и обстановки.

Это печальный факт, который свидетельствует об обмирщении. Церковь делает уступки миру и вынужденно принимает его мораль. Никто не отрицает радостный и счастливый характер бракосочетания, но истинное торжество, истинный свет и блеск скрыты во внутренних переживаниях верующего человека, то есть в том, насколько он переживает это таинство внутри себя. Согласно толкованиям святых отцов и учителей Церкви, слава и блеск Церкви (дочери Бога Отца, так как Она является невестой Его Сына) – внутренние.

Но это не означает, что нужно отрицать внешние элементы празднования бракосочетания, ведь все-таки речь идет о празднике. Важно, насколько человек серьезно и с пониманием относится к таинству. Если он приступает к нему с этим церковным сознанием, о котором мы уже говорили, тогда происходит реальная встреча и соединение с Богом. Если не приступает таким образом, то Божия Благодать не действует.

В этом смысле Божественная Благодать автоматически не изменяет человека?

Именно так. Если бы человек автоматически менялся под воздействием Божией Благодати, то есть без его воли и согласия, то речь шла бы о магическом действии. А Бог сотрудничает с нами. Поэтому так много браков, заключенных в Церкви, оказываются неуспешными. Потому что люди остались на практическио-организационном, внешнем уровне.

На меня сильное впечатление произвело Ваше сравнение брака с Божественной Литургией. Но ведь существует и сексуальность, которую многие люди считают греховной или, как минимум, несовместимой со святостью и духовностью. Известна подозрительность Церкви в отношении всего, связанного с сексом. Может быть, Церковь сделала брак таинством только для того, чтобы ограничить сексуальные отклонения? Может быть Она выбрала путь компромисса, чтобы избежать худшего?

Естественно, брак имеет и такие функции, как воспитание нравственности, стабильности общества и т.д., но эти фенкции присущи ему как общественному институту. Любой вид «официального» брака – и гражданского, и религиозного в различных конфессиях – предназначен, в частности, для ограничения человеческой ненасытности, для создания подходящей обстановки для рождения и воспитания детей и т.д. Все это – естественные функции. Церковь не игнорирует и не пренебрегает естественным. Но она превосходит его.

Естественным является стремление человека к супружеству. Бог принимает это стремление и благословляет его с самото начала (см. Быт. 1:27-28 и 2:18-24). А апостольское Послание (Еф.5:20-38) сравнивает связь между мужчиной и женщиной с единением Христа и Церкви. В Ветхом Завете постоянно используются метафоры, описывающие отношения между Богом и человеком как любовную связь между двумя влюбленными – например, в одной из книг Ветхого Завета, которая называется Песнь Песней. Впоследствии отцы Церкви вередко использовали эти примеры в своих сочинениях.

Если судить по этим сравнениям и уподоблениям, то понятно с каким уважением Церковь относится к человеческому эросу. Эротические взаимоотношения рассматриваются как важнейшая и основополагающая функция человека. Святой Иоанн Златоуст говорит, что Бог посеял эрос, чтобы удостоить человека славой и восполнить его. Господь сделал эрос лестницей, по которой человек может подняться к всему высшему и небесному. Эротическая жизнь духовно не возвышает человека (злоупотребляя ею, человек может даже упасть). Но когда человек ведет духовную жизнь, сам факт, что эрос существует, служит двигателем любви к Богу, так как эрос по отношению к чуловеку настолько силен, насколько может быть сильна любовь к Богу. Уже не говоря о том, что с помощью межличностных отношений человек учится открываться ближнему и общаться с ним. Без этой важной предпосылки и общение с Богом невозможно.

Церковь с исключительным уважением относится к браку и эросу и только через призму этого уважения мы можем понять ее «запреты» в этой области. В сущности речь идет о средствах защиты Божественных даров, данных человеку – точно так, как мы бережем огонек свечи, чтобы его не погасил ветер, или как спортсмен ограничивает себя в некотором, чтобы позднее ощутить радость и вкус победы. Начальный капитал эроса необходимо преумножать и преображать, а не расходовать ускоренно и необмысленно, как это часто случается.

С другой стороны, многие члены Церкви, к сожалению, не разделяют ее животворного богословия – или по незнанию, или по различным личным причинам. Таковы родители, которые мучаются из-за своего пуританизма, которые ни разу в жизни не радовались своему эросу как Божьему дару, клирики и преподаватели воскресных школ, которые неправильно поняли смысл православной аскетики. Все эти люди нередко способствуют отчуждению современного человека от Церкви, потому что заставляют относиться к церковному человеку как к «жандарму пуританизма».

Наряду с отделением от церковной жизни существует сексуальная распущенность, которая в частности проявляется в средствах массовой информации…

Весьма правильное замечание. Современный человек находится как бы меж двух огней. С одной стороны – страх пуританства, а с другой – сегодняшнее превращение всего и вся в товар. Первое не позволяет человеку с благодарностью радоваться Божиим дарам, а второе просто обесценивает и душит эти дары. И очень трудно придти к заключению, какая из этих опасностей более серьезна: чувство вины, стресс и страх в отношении эроса и секса или тирания чувственности, которая искажает и в конечном счете уничтожает врожденную способность человека к эросу. Мы живем в потоке информации, которая постоянно смешивает телесное влечение и эрос. Аскеза, которую Церковь предлагает, способствует очищению внугреннего душевного мира человека.

Одна супружеская пара, мои знаковые, однажды вернулись с исповеди разочарованными, так как духовник не разрешил им причаститься. Причиной этого были их сексуальные отношения до брака. Правильно ли это?

Это частая причина огорчения у современных людей, и она нередко приводит к отдалению от Церкви. Чтобы понять дух этого «запрещения», давайте вспомним, что было сказано в начале о таинстве брака. Слово «таинство» в греческом языке происходит от глагола «посвящать», что означает вводить во что-то, передать некую истину. Тот, которого посвящают, называется посвященным.

Первоначальный смысл этого процесса заключен в Божественной Литургии, которая сама по себе уже является таинством. Тот, кого крестят и миропомазывают, становится посвященным. Другими словами, с этого момента он может участвовать в святая святых Божественной любви (а именно это представляет собой Божественную Евхаристию), отвечать на возгласы священника (сегодня это делают певчие, которые представляют весь народ, собравшийся в храме на службу), причащаться Тела и Крови Христа. Сейчас он наряду с другими верными составляет тело Церкви.

Вся жизнь христианина приобретает смысл при его вхождении в Церковь. Ничего нельзя совершить без ее благословения. Это так не потому, что этого требует какой-то сбор правил и не из-за фанатизма. Просто Церковь является образом жизни. Она охватывает все аспекты человеческой жизни, и поэтому существует так много молитв и особенно чинопоследований «для всех случаев в жизни»: рождения и смерти, принятия пищи, образования и воспитания, лечения болезней, торговли, вселения в новый дом, сельского хозяйства, праздников и пр. И было бы странным, если бы психосоматическая связь между мужчиной и женщиной отсутствовала из этого ряда благословений Церкви.

Так добрачное воздержание приобретает смысл добровольной аскезы, необходимой для того, чтобы человек остался внутри Церкви. Во време крещения и миропомазания верующий получает общее священство, священство мирян. Участвуя в священном достоинстве Христа (Который Сам принес Себя в жертву как Великий Архиерей), человек также приносит жертву – свою аскезу в какой бы то ни было форме, а в конкретном случае – свое воздержание.

В случае отказа от такого воздержания человек сам отделяется от церковного тела, так как до этого отделил свою эротическую и сексуальную функцию от жизни в Христе. Другими словамш, недопущение до Святого причастия не означает наказания. Это только констатация того, что уже стало с человеком.

В действительности часто применяется так называемая экономия, то есть смяченная и снисходительная реакция Церкви на грех верующего в соответствии с выраженной человеком степени осознания своего прегрешения. Во всяком случае желательно, чтобы епитимья недопущения к Причастию не стала поводом для выхода из церковной жизни, уныния и разочарования, а также сожаления, как это часто случается.

Может быть мы забываем о современных условиях жизни, которые столь сильно отличаются от условий традиционного общества? В настоящее время, когда сексуальность буквально стала товаром, а вступление в брак часто откладывается «на потом», сексуальное воздержание становится все труднее…

Да, Вы правы. Сегодня воздержание действительно можно назвать чудом. Но как всякое чудо требует Божией силы и веры человека, так и воздержание достижимо, если человек сильно его пожелает и попросит помощи от Бога. И не нужно забывать, что, так как такое воздержание оправданно только экклезиологически, то оно может быть реализовано лишь в церковной жизни.

Только сознательно верующий человек, который постоянно молится, исповедуется, рассуждает о духовном, способен сохранить в себе атмосферу доверия к Богу и готовность к духовной борьбе. Кроме того, вопрос сексуальности не исчерпывается добрачным воздержанием. Требуется многоголетняя внутренняя борьба, чтобы человек мог полностью предоставить эту свою функцию в распоряжение любви, единения, понимания, заботы, нежности и глубокого общения со своей «половиной».

Источник: Журнал «Светъ», № 8, 2013 г.

About andrey