Патриарх Болгарский Неофит: Европейская цивилизация эмансипируется от своих христианских корней

Patr3Интервью Святейшего Патриарха Неофита журналу “К единству”

– Ваше Святейшество, позвольте от имени Международного общественного Фонда единства православных народов, редакционного коллектива его журнала «К единству!» и многочисленных читателей нашего журнала сердечно поздравить Вас с избранием Предстоятелем Болгарской Православной Церкви — одной из древнейших в ряду Православных Поместных Церквей.

– Спасибо!

– В этой связи растет интерес к Вашей личности как главе одной из крупнейших Православных Поместных Церквей. Этот интерес к Вам есть и у наших читателей, которые хотели бы побольше узнать о Вас.

Ваше Святейшество, Вы родились в послевоенной Болгарии и в 1959 году, в 14 лет, когда Ваши сверстники вступали в комсомол, Вы избрали иной путь — поступили в Черепешскую Православную Духовную семинарию. По окончании Софийской Духовной академии с 1971 по 1973 годы Вы проходили богословскую специализацию в Московской Духовной академии, что, как Вы говорили, осталось в памяти у Вас на всю жизнь. 3 августа 1975 года Вы приняли монашеский постриг, который лично возглавил приснопамятный Патриарх Болгарский Максим.Чем обоснован был такой выбор? В какой семье Вы росли и кто оказал на Вас влияние, приведшее к такому неординарному для Вашего возраста и того времени решению?

– Это благотворное влияние исходило из самых близких мне людей – моей семьи. Моя мать была глубоко благочестивой женщиной. Очень скромной, трудолюбивой. Ее жизнь была проникнута верой во Христа, молитвой, богослужениями. Она пела в церковных хорах. У нее был тихий, но очень приятный голос. Ее сокровенным желанием было, чтобы мы с братом учились в семинарии и посвятили жизнь церковному служению. Она не навязывала нам это свое желание, не вынуждала нас, но мы чувствовали это. Отец тоже поддерживал ее в этом.

Сегодня я даю себе отчет в том, что в те годы, когда в нашей стране распространялись безбожие, материализм, наш дом был как бы духовным оазисом, в котором мы с братом совсем естественно воспринимали православную христианскую веру и входили в церковную жизнь.

В семинарию поступил сперва мой брат, который был старше меня, и в моем сердце разгорелась ревность следовать тоже по этому пути. Так и случилось два года спустя. В те годы Софийская духовная семинария была эвакуирована на станцию Черепиш в 70 километрах от Софии, среди скал в ущелье реки Искыр. Тогда курс обучения был шестилетним. Дисциплина была очень строгой, царил изрядный порядок. Ректором Семинарии был Смолянский епископ Тихон – благолепный и вызывающий уважение владыка.

Желание стать монахом возникло у меня еще в ученические годы, но созревало оно постепенно. Его бесспорно питал и пример таких замечательных людей как епископ Тихон, Левкийский епископ Парфений, викарий Софийского митрополита, Макариопольский епископ Николай – ректор Духовной Академии и других. Позднее меня отправили в качестве стипендианта в Московскую Духовную Академию в Троице-Сергиевой Лавре вместе с нынешним митрополитом США, Канады и Австралии Иосифом, в то время иеромонахом. Его добрый пример, богослужения в Лавре, великолепные храмы и святыни, тамошние монахи – все усиливало и укрепляло в мне желание приять монашеский постриг, но я хотел, чтобы это случилось в Болгарии. Я принял монашество в Троянской святой обители 3 августа 1975 года. Чин пострижения совершил Святейший Патриарх Максим, который и направил меня в этот монастырь, а духовным старцем стал приснопамятный митрополит Геласий, в то время игумен монастыря.

– В те времена служение Господу и Православной Церкви проходило в условиях, когда наши государства были атеистическими и к религии отношение было довольно прохладным, если не сказать более. И в то же время и у нас в стране, и в Болгарии власть старалась использовать авторитет Церкви, в том числе в международных делах: Церковь выступала с призывами к разоружению, миру во всем мире и братству со всеми народами, что само по себе неплохо, но приносило ли это пользу Церкви? Что Вы можете об этом сказать?

– В годы атеистической власти в Болгарии Церковь и ее священнослужителей целенаправленно ограничивали в их служении. Законом было запрещено осуществлять его вне стен все более пустеющих из-за атеистической пропаганды и страха храмов. Будучи священнослужителями, мы не переставали служить Божественную литургию, приносить бескровную жертву на престоле Божьем и возносить молитвы Господу о наших соотечественниках, но нам не было дозволено благовестить Слово Божие среди детей и молодежи, среди военнослужащих, в больницах, осуществлять свою просветительскую и социальную миссию. Мы могли проповедовать только с церковного амвона и притом под зорким присмотром партийных активистов.

Но и тогда, вопреки утеснениям, были верные чада Церкви Христовой, ревностные христиане, которые тихо и незаметно вели благочестивую жизнь, усердно старались выполнять евангельские заповеди и хранили традиции святой Православной веры, перенося ее сквозь эти времена открытого гонения на Церковь. Они окрещивали своих детей и внуков – часто это происходило тайно в их домах и в более отдаленных монастырях, – и воспитывали их в христианском духе и благочестии. Болгарская Православная Церковь никогда не переставала рождать причастников Тела Христова, в которых дышит и животворит Дух Святой.

И как в ветхозаветное время Бог обещал, что даже если 10 праведников найдутся в Содоме и Гоморре, Он пощадит их и их многочисленных обитателей, так Он пощадил и наш народ по молитвам и благочестию этих, известных только Ему угодников Божиих.

Любое время хорошо для спасения. И наилучшие, и наитягчайшие внешние обстоятельства могут послужить одним „камнем преткновения” (Ис. 8:14), а другим – камнем восхождения.

– Сейчас время другое, но проблем у Церкви меньше не стало: средствами массовой информации, антицерковными силами умышленно разжигаются антицерковные настроения, совершаются осквернения святынь, происходят прямые нападки на священнослужителей, возводится на пьедестал порок во всей его мерзости. Как вся Полнота Церкви должна реагировать на подобные кощунства?

– Враг нашего спасения не бездействует. И чем сильнее становится Церковь, чем больше людей вслушиваются в ее проповедь, тем яростнее становятся демонические нападения на ее служителей. Различны только средства. И сегодня, в ХХІ веке, в мире тысячи христиан терпят гонения и гибнут ради своей веры, а других ругают, высмеивают, дискредитируют путем клеветы и непочтительного отношения.

У нас, слава Богу, сегодня православные христиане живут в мире, спокойно могут исповедовать свою веру и жить ею, не будучи преследуемыми и высмеиваемыми за это. Большинство болгар заявляют о своем доверии к Болгарской Православной Церкви, ищут у нее опоры, поддержки, напутствий. Это и радует, и обязывает нас.

Со стороны СМИ в прошедшие годы были неосновательные критики по адресу БПЦ, недоброжелательные статьи и материалы, но сегодня, слава Богу, смею утверждать, что у нас хороший диалог и взаимодействие. Средства массовой информации помогают нам понять ожидания и надежды широкой общественности в отношении церковных священнослужителей. Мы вслушиваемся в них и стараемся посильно отвечать на нужды наших соотечественников, чья жизнь проходит под знаком трудностей и испытаний.

– Ваше Святейшество, какие перемены произошли в Болгарской Православной Церкви за последние годы? Какие отношения сейчас существуют между Церковью и государством, а также современным болгарским обществом? Много ли молодежи приходит в Церковь, воцерковляется? Существуют ли в Болгарии проблемы для изучения Закона Божия в школах? И поднимается ли в СМИ вопрос о замене богослужений с церковнославянского языка на современный? И допустимо ли это?

– За прошедшие с начала демократических перемен двадцать лет в нашей стране сменилось немало правительств и нам трудно сделать какое-либо обобщение насчет отношений Церкви и государства в лице его руководителей за этот период. В общем они все как будто заявляли в начале свое положительное отношение и намерения. Но одни остались только с добрыми заявлениями, не поддержанными делами. Другие не пропустили уникального шанса добиться Божьего благословения себе и своему дому, поддержав во время своего мандата Церковь в ее усилиях получить возможность совершать спокойнее свою миссию – возвещать спасительную истину христианской веры, так необходимой сегодня нашему обществу. А третьи встали на сторону тех, кто оплевывал Ее и разрушал Ее единство, навлекая тем самым на себя осуждение.

Введение религиозного образования в болгарских школах началось еще в первые демократические годы: в начале как экспериментальное, затем как свободный или обязательный факультатив, что ставит его в неравное положение в отношении иных дисциплин, изучаемых в школе. До сего дня политики так и не нашли в себе необходимое понимание, волю и решимость исполнить наше желание, чтобы предмет вошел в обязательную школьную программу, причем родители и дети могли бы выбирать, что им изучать – православие, ислам, католицизм или светскую этику.

А такое желание у наших соотечественников есть. Все больше и больше молодых людей и семей приходят вместе со своими детьми на богослужения, участвуют в жизни Церкви, исповедуются, причащаются и считают евангельские нормы главным в своей жизни. Все больше и здравомыслящих людей, которые сознают, что наше общество переживает глубокий духовный кризис – кризис ценностей, кризис в отношении к жизни, к другим людям, к миру; кризис, чьи корни – в отдалении общества от Бога. И чем дальше мы откладываем возвращение к евангельским истинам и традиционным для наших народов ценностям, тем больше этот кризис будет углубляться и проникать глубже в экономические, социальные, политические, межчеловеческие и межгосударственные отношения, также как и в сферу экологии.

Что касается употребления церковнославянского и новоболгарского языка в богослужении, в практике нашей Церкви официально принят церковнославянский язык, но создаются условия и для использования современного болгарского языка. Издаются двуязычные Служебники, Требники и литургический текст – для мирян. Традиционно читаются на болгарском языке св. Евангелие, Апостол, паремии и некоторые молитвенные тексты. Символ веры и Господня молитва во многих местах произносится всеми прихожанами на болгарском языке. Есть и храмы, в которых, с благословения архиерея, в определенные дни недели служат Божественную литургию на новоболгарском языке.

– Русских и болгар на протяжении веков связывали узы духовного родства и потому что мы — славяне, и потому что Россия принимала самое непосредственное участие в освобождении Болгарии от османского ига, и русский народ принес многие жертвы на болгарской земле «за други своя». Но память людская нередко забывает многое хорошее, и люди начинают ворошить прошлое с позиций необъективных, конъюнктурных. Что Вы на это скажете?

– Свойственно миру быть изменчивым. Но независимо от политических перемен и настроений Болгарская Православная Церковь на каждой Божественной литургии во время Великого входа поминает „Блаженнопочившаго освободителя нашего императора Александра Николаевича и всех воинов, павших на поли брани за веру и освобождение отечества нашего”, хранит свято память наших освободителей, давших свои жизни за нас, поддерживает братские отношения с православным русским народом.

– Ваше избрание Предстоятелем Болгарской Православной Церкви прошло на фоне беспрецедентных для Болгарии многочисленных акций протеста, охвативших практически все большие города страны, против бизнес-монополий, а также против политического и экономического курса властей. И в этой связи такой вопрос: что положительного, или, наоборот, отрицательного может внести процесс интеграции Болгарии в Евросоюз, где некоторые влиятельные силы узаконивают антихристианские нормы, нивелируют само понятие греха?

– Вхождение Болгарии в ЕС ожидалось с нетерпением и сопровождалось большими надеждами на лучшее будущее нашей страны и благоденствие ее граждан. Этим надеждам в значительной мере не суждено было сбыться.

И самые лучшие намерения, когда они не осуществляются в Боге и не ищут Его правды, не дают добрых плодов. А так называемая европейская цивилизация сегодня все категоричнее эманципируется от своих христианских корней. Но без высоких идеалов и мировоззрения, основанного на евангельских истинах, в нашем обществе никак не сможет воцариться справедливость, даруя нам благоденствие и мир. Отступление от Божьего закона и традиционных нравственных ценностей, доминация „Я” над стремлением к общему благу, обесценивание таких понятий как патриотизм, честь и достоинство, самоотверженное служение ближним и обществу во имя общего блага ведут к все большему социальному напряжению, разделению и противопоставлению.

Сегодня волны протеста заливают не только Болгарию, но и другие европейские страны. Даже если протестующие не могут сформулировать ясно и категорически, чего собственно они хотят, что и как должно измениться, эти протесты все равно являются знаком того, что эти люди чувствуют себя обделенными справедливостью.

Бог утвердил ценности, нравственные правила и способ жизни, которым мы должны следовать, чтобы развивать Божий образ, который Творец вложил в нас, и осуществлять свое богоподобие. Эти нравственные ценности являются и условием для благоденствия данного общества и его граждан.

– Ваше Святейшество, Международный общественный Фонд единства православных народов и его Болгарское Отделение связывают давние, добрые, взаимополезные отношения с Болгарской Православной Церковью, ее священноначалием, в том числе и с Вами. Надеемся, что и Вы, в качестве Болгарского Патриарха, как Ваш предшественник приснопамятный Патриарх Максим, будете развивать отношения с Международным общественным Фондом единства православных народов. И в этой связи, какова, по Вашему мнению, должна быть роль православной общественности в наших странах, и в мире в целом?

– Мы приветствуем и поддерживаем Международный общественный фонд в его стремлении служить единству святого Православия и распространению благовестия Христова в мире. Молим Бога о том, чтобы Он и впредь вдохновлял вас и руководил вашими делами и щедро даровал вам добрые плоды от них. Таковы и долг и ответственность всех последователей Христовых: быть „солью земли” (Мф. 5:13) – быть хранителями Истины, указывать на те верные ориентиры, которыми святое Православие распознает добро и зло, истину и ложь, спасительное и пагубное для человека, отличает полезное от вредного для души; своею жизнью и отношениями с другими быть примером подражания; своею образцовостью в мыслях, словах и делах быть совестью общества.

Источник: журнал “К единству”

About andrey